У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f

Время в игре: 1305 г. VIII-X месяцы.

Краткие новости:
23.07.2017.
Теперь наш форум доступен по новому адресу.
Эпизод сезона
Нуминарис - дочь императора, исполняя роль дипломатического посла, направляющегося в северные горы Амиры в качестве представительницы Ивет-Киэтира, попадает в... Читать далее...
Пост сезона
...но сейчас, когда у неё в руках была такая возможность, когда её судно уже двигалось в верном пути, шатаясь на волнах, она колебалась. читать далее...

Ивет-Лотар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивет-Лотар » Прошлое » Заговори, чтобы я тебя увидел


Заговори, чтобы я тебя увидел

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Заговори, чтобы я тебя увидел
http://se.uploads.ru/YJW51.png
Участники: Нуминарис, Райна дан Танедрин
Дата: начало 1130 г., в преддверии шестой Чистки
Описание событий: Райна и ее племянница обсуждают вопросы магии и не только.
Необходим ли присмотр ГМ: нет, не нужен.
http://se.uploads.ru/YJW51.png

+1

2

Охрана наблюдала где-то в большом зале. Нуминарис не любила, когда стража держится слишком близко к ней. Ей казалось, что кто-то чужой словно бы вторгается в её мысли. Чужие эмоции, которые она ощущала, порой обволакивали её и не позволяли думать самой. Нуминарис вообще не любила подпускать к себе кого-то слишком близко, за исключением, разве что, близких родственников. И то лишь для того, чтобы тех не обижать своим грубым поведением, которое в Нуминарис зачастую преобладало. Она была ещё молода для эльфа, очень молода, и её характер ещё не успел полностью сформироваться, а психика ещё не стала устойчивой. Её мнения и мысли менялись слишком быстро и часто. Девушка слыла очень непостоянной. Но на проблемы своего возраста она сама не обращала внимания, оставляя это на других.
Зал был обширным, обложенный шлифованным тёмным камнем. На стенах висели гобелены, между них красовались штандарты Империи Ивет-Киэтир. Последние были везде, на каждой улице, рядом с каждым домом, ежеминутно напоминая жителям о том, кому они верно служат. Не хватало лишь агитаторов, которые будут возвещать эльфам о том, насколько великолепен и прекрасен их Император, насколько важна Империи верность подданных. Верность Императору. Верность отцу Нуминарис. Девушка, как и многие приближённые Императора, знала, что он – никакой не бог, не проекция Аримана в смертном мире, а эльф. Всего лишь эльф, из плоти и крови, как все остальные, но лишь добившийся намного большего, нежели остальные. Но Нуминарис поклялась себе хранить эту «тайну» от остального мира, чтобы не подставить родного отца. В конце концов, такая политика была удобна для властей. Жаль только, что Нуминарис практически не относилась к политике, в отличие от своих братьев, которые были с головой поглощены ей.
С балкона зала было отлично видно, как живёт город. Полупрозрачная ткань занавесок вздымалась под лёгким ветром, залетающим в большое помещение. Нуминарис была одета в иссиня-чёрное облегающее платье с глубоким вырезом, и в этот раз она предпочла не скрывать своих глаз, да и лица в целом, за головными уборами, низкими диадемами или повязками. Её бледная кожа лица буквально дышала на свежем прохладном воздухе. Стоял день, и Светило Неба находилось в своём зените. Её белые глаза смотрели куда-то вдаль, но не видели ничего. Со своего места даже её призрачное зрение могло бы вряд ли увидеть вдали что-то интересное, на чём можно сфокусироваться. Поэтому всё, что она могла делать и чем наслаждаться, так это чувствовать кожей ветерок и слышать звуки, идущие откуда-то снизу. Из города Арн-Киэтир.
Эльфы готовились к новой Чистке. Нуминарис никогда не принимала участия в военных действиях, даже непосредственно. Её место всегда было в Арн-Киэтире, в Императорском Дворце. Именно там она проводила часы, дни, года, погружённая в обучение и магию. За сто с небольшим лет, принцесса смогла многое прочитать,и перечитать заново, но это всё ещё было для неё  недостаточно. Обучение в великой магической академии только закончилось, и сейчас она могла работать там же. Магические технологии разного плана были её сферой деятельности. Она была кем-то вроде планировщика, на ком висела постоянная задача корректировать планы проектов, вносить какие-либо изменения. Но только при преждевременном обсуждении с коллегами, единоличное изменением планов без оповещений было категорически запрещено – мешает работе коллективного разума. Конечно, такое положение было чем-то малым для неё, но всё же она верила, что упорным трудом и интеллектом задавит конкурентов и сможет достичь большого успеха, добраться до верхушки управления НИИ Ивет-Киэтир и стать руководителем – тем, кто отдаёт приказы, а не исполняет их.
Она вела себя тихо, и её нахождение на небольшом балкончике можно было бы и вовсе не заметить, если бы не стража в тёмных доспехах, которая стояла вне балкона. Двое стражей неподвижно стояли, выпрямив ровно спину и задрав головы. Они не издавали ни звука. Казалось, даже не дышали. Тренированная гвардия была заметна лишь глазу, но не слуху или нюху.
Проводя время в одиночестве, она магическим взором исследовала площадь города, по которой, словно муравьи, ходили горожане, занимаясь своими бытовыми делами. С такого большого расстояния она мало чего могла видеть или чувствовать, но порой открываясь ментально для мира, она могла ощущать отголоски чьих-то эмоций, негативных и положительных. Практикуя это каждый день, она надеялась, что в один скорый момент сможет контролировать свой дар полностью. Эмпатия была опасным даром, и если его должным образом не развивать в себе, то это может навредить носителю дара.
[AVA]http://s1.uploads.ru/LXNkJ.jpg[/AVA]

Отредактировано Нуминарис (2017-07-21 20:33:00)

+1

3

Императорский дворец в Арн-Киэтире никогда не был просто дворцом. Он был символом, памятником могуществу богоравного императора. Памятником, на фоне которого бледнели любые слова; кому нужны были речи о величии императора, когда вот оно, это величие, воплощенное в камне, возвышается над древним городом?

Райна видела, как он строился. Как по мере того, как он возвышался, менялось и приобретало форму самосознание ее народа. Но именно потому что она была свидетельницей многого из того, что создавалось в Ивет-Киэтире, Райна не испытывала благоговейного трепета. Дворец был внушительной грудой камней, который выполнял возложенные на него функции. Как и многое другое, что создавалось в Ивет-Киэтире, у него было только две главные задачи: символическая и утилитарная.

Размер длинной каменной галереи был таким, что даже негромкий звук ее шагов и шелест платья отзывались гулким эхо. Потолок терялся далеко вверху, от стены до стены было добрых два десятка шагов: здесь легко было почувствовать себя меньше, чем ты есть на самом деле.
Увидев дворцовую охрану, застывшую у одной из арок, Райна остановилась и, подумав, вошла в залу. Она была пустой, если не считать охраны и балкона, на котором виднелся знакомый силуэт.

Нуминарис.

Ее племянница была из тех, кто предпочитал уединение шумному обществу и общение с книгами — общению с себе подобными. Нельзя сказать, что Райна была близка с детьми Азурнаэля, но пожалуй, их всех них именно с Нуминарис она могла найти нечто общее. Девочка была очарована магией, так же, как когда-то была ею очарована сама Райна — и несмотря на возраст, демонстрировала немалый талант. Райна хорошо понимала эту страсть и тягу к познанию, в которой порой узнавала себя.

Не спеша, она подошла ближе, остановилась рядом, вдохнула прохладный воздух и окинула взглядом огромный город, положив ладони на мрамор перила. Нуминарис не могла ее видеть, но Райна знала, что племянница легко может ее почувствовать.

— Пожалуй, я даже немного завидую тому, что ты останешься здесь, дорогая. Тот, кто знал одну Чистку, знает их все.

+1

4

Скрестив руки ниже живота, девушка наслаждалась покоем и тихим шумом города. Она не могла видеть голубизну светлого неба или яркость Небесного Светила. Но, настроив свой магический взор вверх, Нуминарис могла чувствовать прекрасную магическую энергию, струящуюся откуда-то сверху. Из Астрального Плана, что скрывался где-то за небосводом, чьё величие можно было узреть лишь в ночное время, когда загораются яркие звёзды среди тёмной пелены внеземного пространства. Но Нуминарис чувствовала его постоянно – отголоски мощи другого Плана местами пробивались вниз, касаясь земной тверди и всех её обитателей. Дарованное зрение девушки позволяло ей видеть эти потоки, струящиеся тонкими линиями вниз.
Её обострённый из-за отсутствия природного зрения слух уловил звуки шагов в зале позади. Это не могли быть её стражи, поскольку те могли бы стоять смирно, без движения, хоть весь день. Заострённое эльфийское правое ухо дёрнулось, услышав ещё звуки. По залу эхом расползался шум стука чужой обуви, бьющей о каменный пол, покрытый местами шитыми мягкими дорожками ковров. Если это был её брат, то девушка не хотела бы, чтобы её заметили, пусть это и было на грани фантастики. Снова Хараксон начнёт о своём… О том, что Нуминарис совсем неинтересно.
Не двинувшись с места, она чуть расширила свой диапазон магического восприятия, чтобы понять, кто бродит за её спиной. В её голове вырисовался силуэт, сотканный из нитей эмоций, ауры, энергетики и поверхностных мыслей, которые объект не защищает и не ведает, что они для Нуминарис доступны. Пускай и не так ясно. Именно таким образом Нуминарис запоминает тех, кто окружает её. Кто-то помнит своих близких по глазам, по волосам, по форме лица или телосложению, а принцесса эльфийская помнит их по составляющим частям общей картины силуэта каждого индивида – по ауре, эмоциям и прочим факторам, которые она может видеть в остальных.
Хрупкие плечи девушки расслабились, когда она поняла, что к ней движется не её брат и не отец. Тётушка Райна была единственным лицом в семье, которое Нуминарис была не против видеть каждый день. Их объединяла тяга к постижению магического искусства. Отец и остальные были поглощены грядущей войной, внутренней политикой, подготовкой. А Нуминарис оставалась дома, продолжая работу в своей сфере. Руководство НИИ Кэтира создавало оружие и магическую технику для армии эльфов, и многие планы грядущих проектов Нуминарис даже видела сама. Но непосредственного участия в них не принимала ни разу. А ведь она действительно хотела чего-то большего в своей карьере.
- Я всегда остаюсь здесь, - молодым девичьим голосом ответила Нуминарис, - Боюсь, что война сама по себе меня не интересует. Низшие расы должны быть стёрты с лица Ивет-Лотара, но пусть это сделает мой отец. Я не воин и не политик, тётушка. Моё место только здесь, среди учёных-магов, готовящихся к новым проектам по вооружению. Вы верите, что эта Чистка закончится нашей новой победой? Столько удачных походов, нам буквально выложена дорога в лучший мир… - она подалась чуть вперёд, опёршись ладонями о перила, - Однако не может же всё хорошее продолжаться вечно. Цикличность может быть прервана.
В её голосе чувствовалось подлинное сомнение. Она повернула голову в сторону родственника, мёртвыми глазами смотря на Райну. Бледная кожа и слегка закатанные глаза действительно давали девушке вид мертвеца, в котором поселился дух, управляющий умершим когда-то телом. Она моргнула, отвернувшись в сторону города.
- Вы уже видели маназмеев, тётушка? – задала принцесса новый вопрос, отведя прежнюю тему в сторону, проводя тонкими пальцами по гладким перилам, - Скажите, как они выглядят вашими глазами? В моём видении они – сгусток мягкой и тёплой маны, не имеющий определённой формы и цвета, постоянно подвергающиеся метаморфозам. У них прекрасная аура. Самая приятная, которую я когда-либо могла бы видеть. Чистейшая энергия, пусть и не столь великая.

[AVA]http://s1.uploads.ru/LXNkJ.jpg[/AVA]

+1

5

Райна облокотилась о перила и обернулась, чтобы окинуть племянницу взглядом.

Нуминарис была прелюбопытным образцом того, как магия могла компенсировать физические недостатки. Девочка была слепа от рождения, но магия одарила ее зрением, куда более глубоким и совершенным, чем зрение обычное. Эльфы нередко относились к физическим недостаткам с  некоторой снисходительностью, а в случае с Нуминарис предпочитали делать вид, что такового у нее нет. Однако по мнению Райны, этот "недостаток", который ей таковым не казался, стоил детального изучения.

— И я могу это понять, — согласилась Райна. — Наша армия сильна, но она во многом опирается на эльфов с твоими талантами. Мы успешны потому, что каждому здесь отведено свое место и каждый занимается своим делом. Прошу, зови меня по имени и обращайся ко мне на "ты" Иногда о формальностях можно забыть.

Ивет-Киэтир стоял на формальностях,  начиная с кастовой системы и заканчивая сложным политическим церемониалом. В чем-то, это делало жизнь проще: куда легче найти свое место в жизни, если у тебя всегда под рукой четкая инструкция к действию. Райна видела пользу в том, чтобы находить собственную дорогу между следованием правилам общим и правилам личным.

— Моя дорогая, походы далеко не всегда были удачными, — она тихо рассмеялась. — Даже Ариман не непогрешим; что говорить о нас? Я не знаю и не могу знать, закончится ли эта Чистка победой, но могу уверенно сказать, что твой отец в любом случае сделает нужные выводы. ,

Райна бросила взгляд на горизонт, на запад, где лежали берега материка, и ненадолго задумалась о предстоящем походе и о том, что он значил лично для нее. Вне зависимости его исхода для Ивет-Киэтира, для нее он будет особенным.

— Видела. Выглядят они примерно так же, как и ощущаются, Нуменарис, но по сути маназмеи — не более, чем паразиты. Их аура кажется тебе прекрасной. потому что чистая энергия, из которой они состоят, течет в наших жилах с момента Дара Аримана.

+1

6

Нуминарис моргнула, услышав, что может обойти все формальности. Девушка привыкла к этой официальности, которая всюду кишит на её работе. В самом деле, Нуминарис это не любила. Поклоны, реверансы, титулы, почтительность, фальшивая улыбка и ложная радость. Когда оставалась одна, как сейчас, то могла быть самой собой. Хотя бы в одиночестве звать себя ласково Нуми, а не Принцесса или Леди.
Выслушав ответ Райны, девушка не услышала конкретного ответа на свой вопрос.
- Я спрашивала не об этом, - достаточно хололно вставила она, - Я спросила, веришь ли ты, что отец справится с этой божественной миссией. Вера в победу важна для духа. Высокий дух держит войска в строю, не позволяет им пугаться и поворачиваться спиной к врагу. Их лидеры должны излучать уверенность, чтобы заражать ею служащих.
Нуминарис повесила голову, задумавшись. Постоянно эльфы проводят свои чистки, чтобы искоренить зло, атакующее родной мир. Низшие расы. Грязные и отвратительные паразиты, поедающие ресурсы Ивет-Лотар так алчно и жадно, не обогощая землю в ответ. Где же эльфы допускают ошибки? Почему цикл начинается вновь? Если бы они стёрли с лица Ивет-Лотар каждую мразь, что паразитирует её, то новые Чистки оказались бы не нужны. Некого было бы убивать. Но эти жуки стараются зарываться от кары в каждую яму и в каждую щель, лишь бы спасти свои жалкие жизни и продолжить бессмысленно волочиться по земле, когда небеса стихнут и эльфийское войско исчезнет с горизонта. Пока эльфы пережидают, эти остатки низших существ умудряются отстраиваться заново, рождать себе подобных и приводить себя в порядок. Большинство даже забывает о том, что сделали эльфы. Дети узнают о Читсках лишь из сказок на ночь.
Воистину, она была дочерью своего отца, раз эти мысли питали её сознание. Как и Император, принцесса ненавидела предателей, дезертиров и прочих эльфов, отринувших свой долг перед Ивет-Киэтир. Она даже не могла сказать, кто хуже, человек или предатель. Головы и того и другого она была бы рада видеть на пиках.
- Паразиты - это низшие расы, Райна, - её тон смягчился, хотя смысл её слов был груб, - Маназмеи служат переносчиками маны. Мне всегда было интересно увидеть, каков самый большой маназмей. Хоть один смог прожить больше десятка лет?
Она развернулась на месте, сделав первые шаги к выходу. Подав тётушке жест головой, чтобы та составила ей компанию и последовала за Нуминарис, эльфийка опустила руки, сжав кулачки. Как только она покинула арку, два стража встрепенулись, готовясь идти следом за госпожой. Нуминарис хотела встать под открытое небо, выйти из дворца наружу.
- Меня очень интересует технология боевых пилонов. По моему мнению это единственная технология, которая действительно заслуживает внимания и продолжения работы над проектом. Я не удостоилась чести увидеть работу боевого пилона в настоящем бою, однако на проверке его работы в магических мастерских я лицезрела, на что способна такая машина. Даже одна маленькая пирамида способна изрешетить живое тело много раз. Ты наверняка смогла увидеть их в сражении. Пилоны действительно так хороши?

[AVA]http://s1.uploads.ru/LXNkJ.jpg[/AVA]

Отредактировано Нуминарис (2017-07-23 17:14:35)

+1

7

Райна попыталась вспомнить, была ли она в возрасте Нуминарис настолько же категоричной и склонной к пафосной горячности. Увы, вспомнить обстоятельства четырехтысячелетней давности было далеко не всегда просто, но ей почему-то казалось, что категоричность и горячность никогда не были одними из ее добродетелей.

— Мне казалось, это риторический вопрос, дорогая, — ответила она, ни на ноту не меняя мягкого тона и абсолютно игнорируя прозвучавшую в голосе Нуминарис холодость. — Странно, что ты спрашиваешь. Конечно верю, ты сомневалась в этом?

Ну а что ей оставалось сказать юной племяннице, для которой существовало лишь черное и белое (фигурально выражаясь, конечно)? Правду о том, что от нее, Райны, и не требовалось верить, а в войне дела обстояли не всегда и не совсем так, как представляло дитя? Ей не хотелось ни пускаться в объяснения, ни вступать в перепалку — оставалось только надеяться, что с возрастом Нуминарис сможет разменять ядовитые плоды патриотического воспитания на здравый рассудок. Ей это пригодится, как дочери Азурнаэля.

— В этом подаренном нам мире огромное количество паразитов, Нуминарис — разве ты не читала об этом в своих книгах? Они разнообразны и многолики. То, что низшие расы — паразиты, не отименяет того, что могут существовать другие. Маназмеи паразитируют на магической энергии, не слишком разумны и бросаются на все, от чего веет магией. Ты показалась бы им невероятно привлекательной.

Она улыбнулась, наблюдая за тем, как Нуминарис разворачивается и направляется к выходу и, несколько секунд спустя, отправилась следом.

— Они могут жить очень долго — если на их пути не попадется какой-нибудь умелый ловец. Хотя они и паразиты, это ценная добыча.

Райна помолчала, слушая Нуминарис, не спеша шагая чуть позади, и, как бы ей ни хотелось, не стала реагировать на забавную оговорку. Понятно, что увидеть работу боевого пилона Нуминарис не могла, но не ощутить такой выброс энергии было сложно.

— Это эффективная технология, — согласилась она с едва слышным вздохом. — Хотя я очень надеюсь, что это не единственное, что заслуживает внимания. Полагаться на единственное средство в бою — опасная тактика. В любом случае, в том, что касается боевых технологий, тебе стоит говорить не со мной, дорогая. Я имею малое отношение к войне и военным разработкам.

+1

8

- Я много в чём сомневаюсь, Райна, - шагая по мягкому ковру, выложенному на шлифованном полу, отвечала девушка, - Именно сомнения позволяют мне не допускать ошибок, связанных с самоуверенностью.
Стража двинулась за ними следом, держа дистанцию в два-три метра позади. Их даже не было слышно, настолько аккуратно и бесшумно они двигались. В это сложно поверить, учитывая, что эльфы были облачены в тяжёлые доспехи, однако это было так. Райна и Нуминарис словно шли вдвоём, и узнать о страже за спиной можно было лишь оглянувшись. Но постукивание коротких каблуков на туфлях Нуминарис было слышно отчётливо. Этот звук эхом разносился по огромному залу с угловатыми колоннами, как и её девичий голос во время речи.
- Военных технологий и машин Киэтир насчитывает большое количество. Однако из всех их мне нравится только это. Возможно, в будущем и я сделаю свой проект, который затмит наши сегодняшние достижения, - говорила она уверенно, - И позволит сделать новый глоток воздуха в войне с низшими расами. Я говорю о новом оружии, которое не будет иметь изъянов предыдущих, и более того, будет в разы сильнее их. Пока не знаю, что это может быть. Но время подумать ещё есть.

~*~
Их поход вниз был не столь долгим. Эльфы могли строить величественные сооружения с большим количеством этажей, что на верхушке таких зданий город будет казаться лужицей, в которой копошатся маленькие насекомые. В большом количестве лестниц не было нужны – система порталов позволяет обитателям замков и дворцов путешествовать из комнаты в комнату, из зала в зал, за самые короткие сроки. Неизвестно, сколько бы эльфы тратили времени на беготню по лестнице с первого по шестидесятый этажи. Эта удивительная система транспортировки была придумана достаточно давно и очень сильно облегчила жизнь эльфам.
Нуминарис во время спуска ещё поговорила на тему технологий Киэтира, но от военной техники уже отошла. Она говорила об изумлении, насколько мастера-маги, рунники, машиностроители и прочие изобретатели создавали что-то новое, очень упрощающее работу и жизнь в целом. Она брала в пример технологию связи на расстоянии, где особый магический куб имел связь с другим таким же кубом, и мог создавать на своей поверхности маленькую проекцию того, кто пользовался аналогичным кубом «на другой стороне». Это позволяло держать связь из столицы с войсками на фронте. А также часто применялось в бытовых условиях.
Когда они двое, в сопровождении стражей, выбрались наружу, Нуминарис повела тётушку в цветущий сад. Девушке очень нравился тамошний воздух, пахнущий цветами, свежестью и зеленью. Красоты самих цветов она не могла понять в силу своих физиологических недостатков, однако эти запахи очень нравились ей.
Сад являл собой нечто волшебное. Помимо обычных зелёных кустов, высоких словно стены (ими же и служащие, по сути), аккуратно постриженных и ухоженных, были клумбы с рассадами необычных цветов, где-то шестилистник с огненными лепестками, а посреди с белым пятном, где-то с фиолетовыми широкими лепестками, свисающими вниз, и многое другое встречалось на пути. Все эти растения выделяли приятный аромат, чарующий любого, кто хоть сколько-то понимает слово «красота». Помимо флоры, на кустах и цветах сидели различного вида насекомые, в основном это были из семейства бабочек, однако собиратели пыльцы других видов тоже имелись.
Дорожка, по которой они шли, выложена из плит шлифованного камня, без единой выпуклости, ямки или трещины. На них были резные рисунки в виде узоров, которые аккуратно переходили от плитки к плитке, составляя какую-то невообразимую картину. Солнце на улице было тёплым, но не сильно жарящим. Нуминарис приостановилась возле одной изысканной скамьи, на три места, из красного дерева и присела на неё, поправив полы платья под собой.
- Мне очень нравится это место, - призналась она тётушке, - Я не вижу всего, что находится здесь. Может, это и красиво, но мне больше по душе здешние запахи. Это намного лучше, нежели духота дворцов или сырость башен. Здесь сухо и приятно пахнет. Только никогда не знала, чем именно. Я не вижу этих цветов такими, какие они есть, - она кивнула в сторону широкой клумбы, которая была перед ними в трёх шагах, - Вижу лишь бесформный силуэт, насыщенный жизненной энергией. Скажи мне, Райна, что это за цветы?

[AVA]http://s1.uploads.ru/LXNkJ.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » Ивет-Лотар » Прошлое » Заговори, чтобы я тебя увидел


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC