У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f

Время в игре: 1305 г. VIII-X месяцы.

Краткие новости:
23.07.2017.
Теперь наш форум доступен по новому адресу.
Эпизод сезона
Нуминарис - дочь императора, исполняя роль дипломатического посла, направляющегося в северные горы Амиры в качестве представительницы Ивет-Киэтира, попадает в... Читать далее...
Пост сезона
...но сейчас, когда у неё в руках была такая возможность, когда её судно уже двигалось в верном пути, шатаясь на волнах, она колебалась. читать далее...

Ивет-Лотар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивет-Лотар » Настоящее время » Г1.Ч1.Э1. Adversor et admorsus


Г1.Ч1.Э1. Adversor et admorsus

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://sd.uploads.ru/nsMui.png

Adversor et admorsus
Глава первая. Часть первая. Эпизод первый.
http://se.uploads.ru/YJW51.png
Участники: повстанцы (Иштара), Нуминарис, Абигейл, эльфийский Император, Лорд-Феникс (Айтрис), Указаны в порядке очереди.
Дата: 1.VIII.1305. Полдень.
Описание событий: Нуминарис - дочь императора, исполняя роль дипломатического посла, направляющегося в северные горы Амиры в качестве представительницы Ивет-Киэтира, попадает в засаду повстанцев, стоило берегам Энха-Алари скрыться из виду.
Необходим ли присмотр ГМ: Иштара исполняет роль антагонистов. Айтрис исполняет роль помощников-протагонистов и судит бой.
http://se.uploads.ru/YJW51.png
Дополнительная информация по квесту

НИПы:

http://sf.uploads.ru/J6LIa.png

Лорд-феникс:
~4000 лет. Эльфийка, лотар-ниорис. Первое лицо вооруженных сил Ивет-Киэтира после императора. Прибыла в Энха-Алари вместе с армией Ивет-Киэтира на уничтожение повстанческих отрядов. Первой прибыла на помощь, когда узнала, что флот Нуминарис попал в засаду.
Ключевые навыки:
- Владение клинковым оружием: 75.
- Акробатика: 100.
- Школа Огня (Дикая Магия): 65 (эксперт).
- Школа Воды (Дикая Магия ): 65 (эксперт).

http://se.uploads.ru/YJW51.png

http://sd.uploads.ru/kU3HD.png

Артей "Темный арфист" Малавэйр:
Возраст неизвестен. Темный Друид Ковена, помощник повстанцев и авангард текущей атаки. С помощью магии воды и ветра спрятал от взора врагов корабли, позволив противнику войти прямо в подготовленную для них ловушку.
Ключевые навыки:
- Магия Воздуха (Волшебство): 65 (эксперт).
- Магия Воды (Волшебство): 65 (эксперт).
- Некромантия (Волшебство) 65 (эксперт).

Погода:

http://s3.uploads.ru/uThml.png
Небо заволокло темными свинцовыми тучами. Дождь стремительно перерастает в настоящий шторм. Вдалеке виднеются первые вспышки молний.

+1

2

Артей в очередной раз взглянул на прорезавшую небо молнию, после чего вновь воззрился на приближающийся корабль, на котором находилась их цель — Нуминарис. Дочка императора была хорошо защищена, но и нападавшие об этом знали, а потому приняли все меры и вот уже скоро ее корабль окажется в руках эльфов. Мужчина покосился на палубу а потом вновь на приближающийся корабль. Сейчас их собственный трехмачтовый быстроходный фрегат гномовской постройки и парочка сопровождающих его эльфийских йолов были укрыты от взоров магией, а неспокойное море только упрощало ситуацию. Сейчас стоящие в засаде корабли были с опущенными парусами, но уже в любой момент команда была готова вновь их поднять, чтобы сорваться с места, а канониры по левому борту, которым корабль встречал гостей, уже зарядили цепные книпели и следили за приближающимся кораблем, чтобы когда тот подойдет достаточно близко, сбить мачты, тем самым лишив их любого шанса на побег.
Но и это было не всеми каверзами, уготованными обреченной команде. Еще недавно гномовский фрегат прошелся тем же путем, которым сейчас шел корабль дочери императора, и выкинул в море почти сотню утопцев, специально подготовленных некромантом. И теперь каждый раз, стоило только цели задеть труп, проплывая мимо, как тот вцеплялся в обшивку своими мертвыми пальцами, принимаясь буквально прогрызаться через днище корабля внутрь. Но раньше, чем корпусу будет нанесен достаточно серьезный урон, цель уже попадет в засаду.
Пока же Темный Арфист припоминал все детали плана, прикидывая, не было ли что-то упущено из виду, а потому даже вздрогнул, услышав первый дружный залп бортовых орудий. Кто-то сказал бы что он был удачным, но дело тут было не в удаче, а в точном расчете. И потому первого же залпа стало достаточно, чтобы завалить грот-мачту королевского литора. Артей тут же скинул до того скрывавшее их заклинание и как по команде, пара йолов устремилась к цели, а некромант тем временем велел успевшим вцепиться в корпус мертвецам подниматься на палубу и навязать защитникам рукопашный бой, тем самым давая возможность абордажным командам взобраться на борт. И пусть мертвецы были не самыми лучшими бойцами, но их живучесть и пропитанные трупным ядом когти станут достаточным аргументом в сражении, а внешний вид их послужит хорошим деморализующим фактором. Но и это не было последним из «подарков». После того, как указания немертвым пловцам были отданы, Малавэйр повернулся и взмахнул посохом, тем самым вынуждая подняться в небо сотне ворон, недавно умерщвленных и заново оживленных некромантией, чтобы ухудшить жизнь экипажа вражеского корабля. Черным облаком, без единого крика и какого-либо гомона, свойственного обычным птицам, пернатый клин стал подниматься со всех мачт и снастей фрегата, быстро набирая скорость, а посему, было очевидно, что не считая утопцев, они будут первыми, кто достигнет вражеского корабля.

Краткий очерк

Стрелки - направление движения кораблей;
Самый большой корабль - литор "Императорский", корабль Нуминарис.

клик

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/1b/67/88/1b67881eb65cb4c50111a3d01d7f67a1.jpg

Корабли по бокам от него - эльфийские йолы, корабли повстанцев.

клик

https://vignette2.wikia.nocookie.net/avarell/images/4/4d/Elven_Ship.jpg/revision/latest?cb=20110702210239

Корабль перед ним - гномий фрегат, корабль повстанцев.

клик

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/7/73/Michael_Zeno_Diemer_-_A_frigate_off_the_coast_near_Rio_de_Janeiro%2C_Brazil.jpg

Точных данных по командам кораблей повстанцев и команде литора нет.
http://s9.uploads.ru/brRv2.png

+5

3

Голубоватое свечение волшебного фонаря тускло освещало её лицо, как и всё небольшое помещение. Она слышала, как тихо гудит слабая магия внутри стильно отделанного корпуса небольшого фонаря, стоящего на столе. В маленькой специализированной под важного гостя каюте она сидела за письменным столом, но свои руки держала на бёдрах. Гусиное перо, молочно-белое, новенькое и целое, то и дело обмокало свой кончик в пузырёк с чернилами, а затем продолжало шуршать по желтоватому пергаменту. Нуминарис решила записывать всё, что происходит в её нынешнем «путешествии». Как-никак, миссия обещала быть важной и ответственной, и, возможно, повлечёт за собой серьёзные изменения, касающиеся эльфов, а может и всего мира - как знать. Такое событие необходимо запечатлеть на пергаменте, чтобы дальнейшие поколения эльфов никогда не забывали об этом дне и его героях.
Перо писало аккуратным почерком по пергаменту, двигаясь под диктовку колдуньи. Незрячий взгляд эльфийки был устремлён куда-то в стену перед собой, где располагалось маленькое окошко, из которого можно было увидеть бушующее море. Правда, с нынешней грозой и штормом там не на что было смотреть. Тучи затянули небо, всё потемнело, и словно бы наступила мрачная ночь. Нуминарис ощущала, как родная стихия за бортом большого корабля стенает и кричит, разбрасываясь высокими волнами, бьющими о корпус судна, словно желая перевернуть его и пустить на дно. Но она лишь тихо диктовала текст, который перо беспрекословно переносило на чистый лист пергамента.
Её холодные аккуратные пальцы, слегка посиневшие от мороза, который девушка излучает аурой, гладили нервно упругие бёдра, сокрытые низким платьем тёмно-синего цвета, с нанесёнными различными серебристыми узорами. Она нервничала, отдаляясь так сильно от родной земли. Её жизнь доверена в руки телохранителям и солдатам, но кучка эльфийских тел – это мало, чтобы она чувствовала себя в полной безопасности. То и дело за стенами её каюты гремел гром, который возвещал о приближении беды. Тучи нависли своими тёмными бивнями вниз, точно желая пронзить ими эльфийку. Но она была достаточно сильна и уверенна в себе, чтобы не пугаться природных явлений. Слишком много лет прожила, чтобы бояться грома и молний.
Подавшись вперёд гибким телом и облокотившись о стол, она подпёрла руками голову, взявшись за углы широкого головного убора, который закрывал верхнюю половину её прекрасного эльфийского лица. Пухлые губы продолжали шевелиться, диктуя текст. Она приказала не беспокоить её без причины, и даже её личный телохранитель Абигейл внезапным беспочвенным появлением рискует навлечь на себя недовольство дочери Императора. А всем давно известно, что Нуминарис способна выражать своё недовольство не надутым лицом, а эмпатичным внушением, доставляющим дискомфорт любому, кто этого заслуживает. Нуминарис настолько сблизилась с магией в своей жизни, что даже её эмоции отражались не только на телесной оболочке, но и колебаниями в незримых магических потоках, которые можно ощутить только лишь своим магическим нутром.
Она так давно хотела выйти за пределы родного материка, увидеть мир по ту сторону проливом, отделяющим Ардо и свет «низших существ». Но сейчас, когда у неё в руках была такая возможность, когда её судно уже двигалось в верном пути, шатаясь на волнах, она колебалась. Скука по родным дворцам, крепостям и каменным стенам, нахлынули на неё, пытаясь вогнать девушку в уныние. Но она отчаянно сопротивлялась этому порыву.
На корабле было сыро и зябко, некоторых эльфов в пути пробирало от этого – она замечала – но сама Нуминарис была слишком хороша в этой стихии, чтобы дрожать от холода и сырости. Наоборот, в такой среде она чувствовала себя намного бодрее и сильнее, чем при палящем солнце жаркого лета.
Диктовка остановилось, перо аккуратно легло рядом с пергаментом на стол. Одно мановение руки девушки – и пергамент свернулся сам собой, отправляясь в аккуратно построенную стопку других свёрнутых пергаментов. Все свои дела на сегодня она сделала, но сидеть долго на одном месте крайне не любила. Встав из-за стула, что тот громко скрипнул, сдвинувшись назад, Нуминарис решила отправиться на верхнюю палубу, чтобы ощутить буйство погоды своей кожей и своим нутром, чтобы магией понять, как возмущаются небеса от того, что злые эльфы покинули свою проклятую землю и отправились в далёкий путь, творить новые бедствия и проказы.
Нуминарис не была воином, разведчиком или кем-то, принадлежавшим военной силе. Доспехи она не носила, разве что её корсет был исполнен из поблёскивающего серебра. Но на том её «доспех» заканчивался. Ноги были обуты в изящные туфли, а не в высокие сапоги с толстой подошвой. Даже здесь, на корабле, посреди вод океана, она оставалась аристократичной особой. Носить латы она бы не смогла ввиду своего физического несовершенства – слишком слаба её плоть, чтобы вынести тяжесть доброй стали. А кожа... Вряд ли кожа способна остановить летящую прямо в сердце стрелу или метко разящий клинок. Если уж у неё нет возможности таким образом защитить себя, то она выбрала привычное удобство и лёгкость.
Тёмно-синие одежды с серебряными нашивками и узорами облегали тело Нуминарис, подчёркивая её формы тела. Хоть она и не любила, когда на неё смотрят как на объект желания и страсти, заглядывают ей в декольте, чувствовать себя прекрасной ей нравилось. Это тешило её ненасытное эго.
Постукивание невысоких каблуков раздалось в её уютной каюте, когда она отправилась к запертой на ключ двери. Ключ был рядом с дверью на стене, подвешенный на крючок. Пора было вдохнуть свежего воздуха и обратить взгляд на дальние морские дали и удивиться их бескрайности.

Отредактировано Нуминарис (2017-07-06 18:22:23)

+6

4

Святой не спалось. За века сражений и налетов, у нее выработалось некое подобие “чуйки” в виде легкого, проходящего по всему телу напряжения, когда должно произойти что-то нехорошее. Однако пока что, на протяжении доброй половины дня, вопреки всем ее ожиданиям, ничего плохого не происходило. Только недобро кричали морские птицы - чайки, летящие навстречу линейному эльфийскому кораблю. Абигейл заметила это, патрулируя огромную палубу литора. И еще тогда это удивило ее, ведь чайки обычно летают над берегом, а не в противоположной стороне от него! Теперь еще и надвигающаяся гроза… Литор, именуемый в узких кругах мореплавателей “кораблем-городом” едва-едва покачивался на самых крупных волнах; нет даже малейшей вероятности пострадать в шторме, в этом Абигейл была уверена.
Первые капли холодного морского дождя упали на ее белоснежные длинные волосы, свободно ниспадающие по спине и плечам. Женщина думала, нет, она знала, что на один из трех крупнейших кораблей империи никто не осмелится напасть, а потому и чувствовала себя относительно спокойно, расхаживая палубе от борта к борту в одном только бежевом плаще и легкой кожаной броне. Броня и щит стояли на стойке в ее каюте, орудийные пилоны “молчали”, что говорило об отсутствии противника в зоне их видимости. А значит, кроме начинающегося дождя ничего не угрожает спокойствию находящегося на корабле-городе важной персоне…

Как вдруг, со стороны левого борта раздался протяжный крик. Этот голос Абигейл узнает везде, ибо то был один из ее верных рыцарей, которого она тренирует лично и оберегает как собственное дитя.
- Птицы! Птицы атакуют! - Завопил рыцарь, опуская забрало стального шлема на лицо и обнажая доселе покоящийся в ножнах меч. На несколько мгновений Святая прищурилась, вглядываясь туда, куда указывал мечом рыцарь. Мутное черное облако, которое она несколько мгновений назад приняла за часть грозовых туч, выбивалось из общего темного фона и приближалось все ближе. И чем ближе оно приближалось, тем отчетливее становились видны отдельные птицы в этой страшной, хлопающей крыльями, туче.
Со всей своей ужасной силой, воронья туча влетела в рыцаря и за мгновение перекинула его через борт корабля, скинув в оду. Орудийные пилоны, выглядящие как пирамидообразные постаменты, расставленные равномерно вдоль каждого борта корабля-города, начали вести огонь по птичьей стае.
Абигейл обнажила меч. С протяжным свистом мифриловый клинок рассек воздух, а женщина приняла боевую стойку, готовясь отражать атаки жуткой стаи, взмывшей высоко в воздух и отправившейся на новый заход. Где-то на другом конце палубы, у противоположного борта, зазвенел тревожный колокол.
Но и это было только началом. С каждого борта корабля, мыча и воняя на всю округу тошнотворными миазмами, потянулись утопцы - существа, внешне напоминающие очень толстых, давно умерших и сгнивших аквириносов. Абигейл не видела сколько всего их было, но с ее борта их поползло как минимум полсотни, и это лишь среди тех, кого она могла видеть!
- “Что за бесовщина тут происходит, Тайвин его побери!”
От упоминания ее покровителя, в черепе Абигейл застучали тысячи молоточков. Напряжение с тела и головы резко спало, уступив место необычайной легкости и прыткости. Почувствовав прилив боя, эльфийка сжала обеими руками меч и, хорошенько замахнувшись, врезала прямо по шее перелезшему через борт утопцу. Тот с тихим шлепком упал на мокрую палубу, но медленно, с трудом поднялся, продолжив идти в сторону двери на нижние палубы, почти полностью игнорируя мечницу.

В несколько прыжков достигнув середины палубы, выполненной в виде небольшого зеленого сада, Абигейл сорвала с пояса кристалл маленький голубой кристалл на металлической цепочке - артефакт, при активации связывающий носителя прямиком с центром связи в императорском дворце.
Спрятавшись в ближайшем кусте под невысоким деревцем, Святая пропустила энергию через цепочку. Та перешла к кристаллу, активировав канал связи.
- Это Абигейл! “Императорский” атакуют, срочно вышлите помощь!
Договорить ей не дали. Несколько утопцев, услышавшие зов о помощи, отбились от основной массы, идущей внутрь корабля, и направились в сторону сада, в поисках источника звука.

+5

5

Дворец Императора
Громада зала для медитаций заполнена прохладным и густым мраком, клубящимся в углах у самого пола. Высокие стены, уставленные рядами пирамидообразных камней и кристаллов, матово светящихся тускло-красноватыми оттенками, неслышно вибрировали на истошной ноте, резонируя с настроенным на глубокий фокус сознанием эльфа, замершего посередине выложенного пирамидками поменьше круга. Сложная система жалюзи надежно закрывала высокие окна вот уже несколько часов, не давая лучам дневного светила проникать в обитель тьмы; погруженный в медитацию, хозяин дворца медленно сливался с этим мраком, вбирая в себя биение темных нитей, сплетенных из самой структуры этого измученного мира; их отражения, запечатленные в кристаллах, истошно пели одну за другой диссонансные ноты, даруя ощущение невероятного единения с непознаваемым. Его взгляду, пустому и незрячему, открывались причудливые картины настоящего и будущего, переплетения тугих нитей вероятностей, связывающие воедино всех живущих, умерших и нерожденных. Он парил сквозь пустоту, и становясь ничем, был всем сразу.

И он увидел.

Еще до того, как во дворце зазвучала пронзительная трель экстренного сообщения, а пустота над кристаллами в залах Видящих сформировалась в размытый облик Имперской Святой. Еще до того, как Зрячие, бешено дергаясь, неслись по этапу, дабы сообщить Владыке эту ужасающую новость. Он знал, ибо видел сам.

Снежно-белые волосы, сияющей волной рассыпавшиеся по плечам в не менее белой мантии, сковал обруч короны Киэтира. Почтительный стук в двери раздался спустя мгновения после того, как волшебный металл взял под узду бьющую во все стороны убийственную ауру наследника Этеланды – чертовски вовремя, на счастье посыльному, уж он-то соприкосновение с силой Императора пережил бы едва ли. Слова были не нужны, все читалось и так. Император все знал.

восемь минут спустя

Стоя посреди зала Видящих, повелитель Ивет-Киэтир безмолвно взирал на то, как собирается и строится Черная Стража, как снуют маги-операторы и как пока еще бессильно молчат мощные камни душ, запитанные на поиск и координацию. Мгновения летели одно за другим – а потом они исчезли, когда Зеркало в его руках вдруг разорвалось беззвучным криком, оживляя кристаллы Дальнего Зрения.

– Феникс. – произнес Император ровным и четким, ничего не выражающим голосом, как только над одним из кристаллов сформировалось изображение давней помощницы, командующей войсками Ивет-Киэтир. Связь с Архонтами была настроена по крови, и Император вполне мог бы открыть канал в любой точке мира, однако на этот раз он решил проводить контроль за новой операцией из специально построенного для этого места. – Я жду ваши координаты и полный доклад о происходящем на борту.

Могла ли Лорд-Феникс не ответить? Нет. По крайней мере, за последние четыре тысячи лет такового не случалось. Не случилось и на этот раз. Император безмолвно слушал ее доклад, не выказывая никаких эмоций, но одному лишь Ариману было известно, что творилось на его душе.
Нет, он не сомневался – Абигейл выполнит свой долг. И Феникс выполнит. Маги рядом с ним уже высчитывали и преподносили ему списки войск, находящихся достаточно близко, чтобы обеспечить оперативный перехват врага. Что беспокоило – так это Нуминарис. Если девчонка не станет сидеть в каюте, а сделает то, что от нее ждет враг…

– Ты знаешь, что делать, Феникс. Защита магистра Нуминарис – приоритетная задача. Докладывай мне обо всех изменениях.

+6

6

Магическое предчувствие не обмануло. Феникс, стоило бойне начаться, тут же выбежала на первую палубу и, отдав пару команд, ворвалась прямо в гущу сражения, обнажив стальной изогнутый клинок. Энергия струилась по ее венам и телу, готовясь для нового заклинания. Летающая над головой фиолетовая сфера, привязанная к хозяйке ментально, отдавала команды сражающимся эльфам, терпящим поражение перед натиском превосходящих сил нежити. Взмывая в небо и налетая вновь, стая хищных птиц уносила жизнь как минимум одного солдата; утопцы, неуязвимые к стали и железу, накидывались, душили и рвали когтями неподготовленных бойцов. Залп книппелями из гномьего фрегата воткнулся в широкие паруса литора и частично их порвал, но толстые деревянные мачты по большей части остались нетронутыми. Обрушившись сражающимся на головы, металлические шары, связанные толстыми цепями, задавили нескольких утопцев, облегчив сражение эльфам.
Фиолетовый шарик над головой женщины начал колебаться. Император выходит на связь.
- Я жду ваши координаты и полный доклад о происходящем на борту, - прозвучал его мрачный, но спокойный голос, едва слышный даже на расстоянии полуметра от эльфийки, сливаясь с воплями гибнущих солдат, кряхтением и клекотом нежити.
- Энха-Алари! - Взвопила в ответ сфера, отобразив все мысли беловолосой. - Это засада повстанцев и гномов! Здесь армия гномов!
Элегантный эльфийский клинок снес голову еще одному ожившему трупу. Еще пара тут же накинулись на Феникса сзади, вцепившись когтями и зубами в ее плечи и руки. Не в силах сдержать эмоций, женщина взвыла, но меч не выронила. Ярость ее духа всколыхнула Дикую Магию - во все стороны, с ярчайшей вспышкой, почти мгновенно разлетелось кольцо из пламени, накрыв почти десяток тварей, несколько союзных бойцов, орудийных пилонов. Огонь мгновенно испарил всю натекшую с утопцев воду, поджег белоснежные пышные паруса, перекинулся на стропы и ближайшую мачту мачту.
Те существа, что вгрызлись в спину колдуньи, испарились почти мгновенно.

Карта

http://s5.uploads.ru/ywxSm.png

События

1. Залпу пушек корабля Артея не удалось повредить мачту.
2. Абигейл удалось спрятаться в саду. Несколько существ последовало за ней.
3. Несколько утопцев напали на Феникс с тыла. Благодаря таланту к Дикой Магии ей удается отбиться, однако из-за этой же Дикой Магии на корабле начинается пожар.
4. Утопцы практически неуязвимы к оружию и магии. Единственный способ избавиться от них - это обездвижить, либо испепелить полностью.
5. Император не получил координат от Лорда-Феникса, однако он может вычислить месторасположение корабля по находящейся на нем Абигейл и ее Инсигнии Верности.
6. Команда корабля стремительно редеет.

[AVA]http://s0.uploads.ru/y6rpa.png[/AVA]
[STA]Погружу твой мир в ад[/STA]
[NIC]Феникс[/NIC]
[SGN]http://s6.uploads.ru/F4rRE.png[/SGN]

+7

7

Некромант наблюдал за происходящем с безмятежностью скалы, глядя как его создания погибают, но добиваются своей цели. Да и чего волноваться? Не за материал же. А за план не стоит волноваться потому что все, что сейчас происходит, укладывается в него как нельзя лучше. Отметив, что большинство обороняющихся, а главное маги, оказались на палубе, Артей коротко кивнул командиру канониров и тот продублировал приказ на палубы.
-Борт! Огонь! - рявкнул он и все мортиры, находящиеся на верхней палубе разразились пламенем и металлом, но на этот раз не книпелями, а ядрами, которые тут же устремились в сторону вражеского литора и стали рваться в воздухе прямо над палубой, осыпая ее злой воющей картечью, которая секла людей и покойников, прошивала утопцев, разрывала немертвых птиц и впивалась в дерево настила, мачты и перила, махрила и без того пострадавшие, а к тому же еще и горящие паруса. Вот только самое опасное в этих ядрах была не картечь, а то, чем они были заполнены.  Порошок из легато. Антимагический металл падал на корабль будто пепел, покрывая тела колдунов, тем самым лишая их возможности колдовать. Правда и утопцам тоже досталось, отчего те попадали марионетками, лишившимися ниточек кукловода. По крайней мере те, что оказались на палубе. Но еще пара десятков к тому моменту все еще висела на бортах корабля, а с десяток смогли прогрызться через корпус корабля и сейчас устраивали беспредел на нижних палубах и в трюмах. Вороны тоже старались не залетать в зону поражения картечи, пролетая теперь чаще ближе к краю корабля и стараясь выбить оказавшихся слишком близко к краю моряков за борт.
Первая стадия штурма завершилась и Темный Арфист в своей манере вновь театрально простер руку, указывая на корабль врага.
- Пора. - сообщил он и его поняли без лишних пояснений, потому как план был отработан уже множество раз и каждый из атакующих помнил, что должно последовать за каждым предыдущим шагом. С фрегата йолам был продублирована команда и те, совершив маневр, закинули абордажные крючья на борт махины литора. Линору же этой маленького флота повстанцев пришлось поднять паруса, чтобы совершить небольшой маневр и приблизиться до такого расстояния когда был возможен абордаж, но вставать совсем уж бок-к-боку капитан гномовского корабля не рискнул, разумно опасаясь, что пожар может перекинуться и на их снасти, если быть излишне неосторожными. Потому команде либо приходилось перепрыгивать со снасти своего корабля на канате, либо закидывать на борт более крупного корабля абордажные крючья и взбираться, как уже поступили абордажиры йолов.  Малавэйр довольно улыбался, глядя за тем как его план приводиться в жизнь. Еще немного и слепая ведьма будет в его руках.

+6

8

Аккуратные женские пальчики повернули ключ два раза против часовой стрелки. Раздался щелчёк, и дверь легко открылась, словно сама того и желала. Сделав всего шаг вперёд, Нуминарис остановилась и замерла, точно приросла ногами к полу. Её голову плотно закрывал остроконечный головной убор, коих гардероб девушки насчитывал десятками, но даже в нём эльфийский слух работал безотказно. До неё донёсся крик с палубы. Крик, сформированный в слова. Но эти слова девушка разобрать не смогла.
"Возможно, шторм повредил мачту", - подумала она с ноткой надежды, - "Или канат порвался. Или что там обычно происходит на кораблях в такую буйную погоду?"
Но что-то внутри неё - возможно, пробудившаяся интуиция - говорило: жди беды. Обычно Нуминарис может разобраться в себе и своих мыслях, однако сейчас она не могла понять, что подсказывает ей: паранойя или интуиция. Она далеко от родных краёв, и мир этот объят лишь опасностью, в которую может вляпаться Нуминарис. Перспектива этого события ей не прельщала.
Сделав ещё один неловкий шаг вперёд, она услышала, как гулко зазвучали пилоны, отыгрывая трель при обстреле. И этот звук уже воззвестил ей о беде. И от этой беды её отделял лишь узкий и короткий корридорчик. Она не решалась выйти - в военном вопросе она была дилетантом и сражаться не умела. Высунь она нос, как тут же себя выдаст, а умирать глупой смертью Нуминарис совсем не хотела. После звука начала обстрела послеловали другие, не менее пугающие звуки. Словно мешки, большие и маленькие, падали и бились о деревянный пол палубы. Воображение девушки сразу подсказало, что это вовсе не мешки с припасами, а кое-что более "живое".
Лишь на мгновение открывшись ментально, она услышала чужие душевные крики; взрывы эмоций, словно резкие обрывания тонких натянутых струной нитей, после которых не остаётся ничего,  лишь пустота - так чувствовалась чужая смерть. Подавив в себе желание продолжать слушать чужие крики, девушка с усердием закрылась для мира, выставив для себя обратно ментальную стену. Пока стена стоит, она глуха к чужим эмоциям и мыслям.
Но что ей сейчас следовало делать? Ни одна душа из телохранителей не бросилась к ней, чтобы защищать. Об отступлении или побеге не могло быть и речи - куда бежать, если всюду вода? Она так и осталась стоять в том узком коридорчике своей уютной каюты для вип-персоны, не смелясь выйти наружу и вступить в бой.
"Аквириносы, где вы пасётесь, когда так нужны?" - мрачно подумала про себя Нуминарис. По рассказам и слухам она знала, что морские жители использовали хитрые планы для победы, чаще всего выбирая самый неожиданный момент для молниеносной атаки, чтобы застать врага врасплох. Их корабли должны патрулировать воды. Где они сейчас?
Вой залпа пилонов так и не прекращался, точно на корабль наступала целая орда, требующая долгого обстрела. Нуминарис не надо было выходить и видеть всё, она могла слушать и чувствовать, и понимать ситуацию исходя из этого. Она затаилась в домике, пока солдаты выполняют свою работу. Её работа - не умирать. И сделать свою работу она могла только одним способом: не прыгать на вражеские мечи.
Раздался звук треска дерева, очень громкий и напряжный звук. Следом за ним последовал треск от огня, сопровождающийся криками сжигаемых заживо жертв.  Вся её надежда легла на эльфийских солдат и телохранителей, но судя по звукам боя и пляшущим светом пламени, она внутренне понимала, что расклад не в их пользу. Хоть один эльф мог ей напомнить, почему отец не прикрепил к важному послу парочку лёгких кораблей для защиты? Это судно - лёгкая добыча. Насколько эльфийка помнила, её отправляли на дипломатическую миссию, а не на самоубийство.
Раздался очередной грохот, но на этот раз более громкий, чем обычно. Нуминарис ощутила, как судно тряхнуло, но на ногах устояла. Она поджала пухлые губы, не решаясь выйти из своего маленького убежища. Мёртвой она точно никому не будет нужна. А если захватят в плен? Она либо умрёт, либо сбежит. Убить она может и себя сама, одной лишь магией. Одно усердие - и она заморозит свой собственный мозг, что точно приведёт к летальному исходу. И все тайны Империи уйдут вместе с ней в могилу.
Вбежав обратно в каюту, она заперла за собой дверь на замок, а ключ крепко сжала в кулаке. Если кто-нибудь захочет прорваться, то она найдет способ защититься. Даже если это будет свой - она не откроет, пока не удостоверится наверняка.

Отредактировано Нуминарис (2017-07-11 06:13:48)

+6

9

Глубина темных вод зачаровывала и пьянила разум, тело содрогалось от каждого порыва ветра, который касался почти белоснежной кожи. Это облегчало муки, как и дождь, охлаждающий тело и заставляющий его трястись. Остроух набирал полные лёгкие воздуха так быстро, что казалось, будто эльф задыхается. Он буквально повис на перекладине, опираясь об ту грудью, и держа голову над водой. Кто бы мог подумать, что такую древнюю, и, казалось бы, идеальную особь во всех физических показателях, сломит морская болезнь. Но что поделать, жизнь иногда подкидывает те ещё сюрпризы. Этого можно было бы избежать, потопив данный несчастный корабль, на который его притащили, взмыть в небо, и избавиться от невыносимой тошноты. Он не мог, как и не мог больше терпеть муки. Сколько зелий он выпил, перед тем как взошёл на этого деревянного садиста, дабы лучше себя чувствовать, ящер уже и не припомнит. Но это не помогло. Точнее не помогло частично. К счастью Саль не выплюнул наружу все чем питался последнее время, но лучше бы выплюнул, может полегчало бы. Погода тоже "радовала", раскачивая корабль так, что ящер несколько раз чуть не вывалился наружу, прямиком в те тёмные воды. Но шторм его не пугал, от слова сосем. Сальвий был уверен в том, что даже если эту посудину перевернёт, он останется жив и спокойненько отправится обратно.
Звучно освободив лёгкие от воздуха, чешуйчатый развернулся к палубе лицом и медленно опустился на пол, запрокинув голову вверх. Почти с самого носа корабля обзор был наилучший, можно было увидеть, чем занимается каждый, находящийся на судне. Но ему было не до этого. Скука, плохое самочувствие, непонятное оживление на корабле - все это раздражало и выводило дракона из себя. Он не сразу понял, в чем собственно дело, а когда на палубе появились незваные гости, ящер даже на несколько секунд обрадовался, пока не заметил,  что все они уже мертвы. Ну кто играет с мертвецами? Как такое вообще возможно? Нет эмоций, страха, да ещё и воняют так, что хоть стой хоть падай. Не понимал он такого обращения с трупами, ни в войне, не в развлечении. А как же доставить удовольствие противнику? Где совесть у того чурбана, что отправил эту гниль сюда?
Мертвецы нападали, вороны возомнили себя стаей орлов и пикировали на эльфов, а Сальвий все продолжал сидеть, не издавая ни звука, и наблюдая, за сей прекрасной картиной. Что-то в этом было завораживающие, даже тошнить на время перестало. Ему в это лезть не хотелось, ибо с мертвыми он не играет, а своих, убивать нельзя. От таких мыслей эльф невольно надул обиженно губы. Но в голову ударило не только разочарование, но и то, что Феникс может находиться сейчас в опасности. Вечная проблема с ней, ведь дракон ни разу не засомневался что эльфийка сейчас в самой гнущейся сражения, а не прячется где-нибудь в каюте. Фыркнув на неудачную судьбу, и понадеявшись на то, что она все ещё не откинула копыта, ящер поднялся с пола. Проглотив противный комок в горле, который поднялся с низа живота от бешеной качки корабля, он ухватился за перекладину, крепко вцепляясь в ту одной рукой. Да, отбиваться от ходячих мертвецов задачка была ещё той. Они тупо не дохли, естественно потому что были уже мертвы. Вдобавок, этих тварей было хоть отбавляй, и путь к Лорду занял бы много времени, что никак не вписывалось в планы ящера. Сорвав омулей скрывающий ауру, Саль положил его в карман, а после вытянул свободную руку вперёд собой, пытаясь собрать всю кровь солдат, что растекалась по палубе. Благо ее было достаточно, чтобы сотворить щит в форме кокона, с тыльной стороны которой обнажились острые, длинные копьевидные шипы. Громкий крик. Пламя. Нет, он никогда не хотел слышать этого. Не хотел слышать крика от боли именно этой эльфийки. А его он узнает из тысячи. Это означало то, что его слова ничто, ведь он обещал оберегать ее жизнь. Резко развернувшись на крик, Сальвий ринулся к Фениксу под сотворённым щитом. Он не обращал внимания на нежить, которая, то и дело пыталась броситься на него, лишь скидывал с
кровавых шипов, дабы не было тяжело.
- Дерьмо. - ядовито выплеснул он, когда добрался, наконец, до девушки. Ящер внимательно оглядел ее.
- Ну, не сдохнешь. Чего вопишь то так, будто тебя на части рвут? - успокоенный, молвил он оглядывая и обстановку вокруг.
Клинки для сражения были бесполезны, а значит, нужна магия. Как же жестоко заставлять Савинорина расходовать свои силы на мертвецов. Так тошно, что кажется, подступала истерика. Он нервно почесал затылок, а после снова взглянул на Эй.
- Ну и что дальше? - устало, спросил он, перекидывая действие щита и на девушку.
Что-то прилетало в корабль. Предчувствие говорило о том, что надо бы валить с этого судна, ибо оно скоро пойдём ко дну. Сальвий оглянулся по сторонам. Да, их окружают, и эта еще одна плохая новость, не считая того, что пепел, падающий на кровавый щит, проделывал в нем дыры.

Отредактировано Сальвинорин (2017-07-11 23:49:20)

+6

10

Абигейл выбрала тактику выжидания. Не потому, что она - трусиха. А потому, что она понимала, что Инсигния Верности, нанесенная на ее лоб, поможет императорской подмоге обнаружить корабль в море. Стоит ей умереть, как Инсигния потеряет свои свойства и шансов вытащить отсюда бойцов будет как можно меньше.
Последовавшие за Святой зомби равномерно распределились по небольшой чащице, растущей прямо из первой палубы города-корабля. К счастью, сейчас на ней был надет легкий кожаный костюм, щита с собой не было, а потому, замаскироваться в чаще, среди искуственно-выведенных пушистых деревьевцев и кустов, ей было несложно. Годы партизанской войны научили Абигейл прятаться; и прятаться от утопцев - совсем не то, что прятаться от элитных войск Ивет-Киэтира.
Мертвецы прошлепали мимо. Дождавшись, когда звук их тяжелых, хлюпающих шагов не станет едва-слышным, Абигейл неспешно, максимально осторожно выбралась из чащи, покинув миниатюрный, но густой лесок, возвращаясь в битву на палубе. Собравшиеся в строй солдаты теснили утопцев, но не могли им причинить вреда без помощи алхимического огня или серебра. По крайней мере этого будет достаточно, пока не придет подмога.
Как вдруг, над палубой корабля раздался хлопок. Рефлекторно сжавшись, Абигейл взглянула наверх: небо заволокло нечто серое, густое, похожее на порошок, словно густые облака! Однако эльфийка понимала, что это не облака. Это - нечто над кораблем. Маленькими песчинками и хлопьями покрупнее, загадочная субстанция посыпалась на корабль и одежду Святой. С первого взгляда это нечто выглядело как обычная железная стружка... Вот только попадая на голые руки и волосы Абигейл, эта стружка становилась ощутимо тяжелее, но не на физическом уровне; эльфийка почувствовала, как ее чувство магии и окружающего пространства начинает покидать ее. Очень неприятное чувство. Для эльфа это было похоже на лишение собственных рук!
Но вместе с обстрелом этой субстанции, попадали и утопцы. Солдаты начали спешно скидывать их обратно за борт, не дожидаясь, пока они вновь поднимутся. Абигейл же, пользуясь затишьем, подошла к Фениксу и ее заступнику.
- Ну и что дальше?
- Это только начало, - предположила Святая, ловким элегантным движением засадив меч в ножны. - Похоже, у нас есть минутка перерыва... Но они знают как атаковать наши гарнизоны. И это... - Она потерла подушечки большого пальца и среднего на правой руке. Едва-заметное, похожее на песок серое вещество неприятно скользило между пальцев. После чего вновь перевела взгляд на главнокомандующую армиями и ее товарища. - Нам нужно приготовиться. Где Нуминарис?

+7

11

Зал управления буквально гудел от напряжения сил, задействованных меж белокаменных стен. То, что начиналось как показательная демонстрация сил повелителя подданным, незаметно и резко обратилось в столкновение разумов и энергий, направленных на одну единственную цель – поиск внезапно пропавшего судна с бесценными персонами Империи.
Император был в гневе – холодном и яростном, что не пророчил его врагам ничего хорошего. Энха-Алари! – голос Лорда Феникс выдал главное прежде, чем ее образ исчез, разрушенный столкновением яростной, дикой магии. Император был в гневе – за последние десятилетия из Энха-Алари не приходило никаких вестей, кроме неприятностей. По-хорошему там давно бы следовало выжечь все на сотню лиг вокруг, оставив на месте гнезда измены застывшие озера расплавленного стекла – жаль, не дошли руки. Император был в гневе, и гнев питал его. Сила текла в нем, и он был един с этой силой.
– Найти немедля! – короткий рык вырвался из-за тонких губ, и Видящие, поддерживавшие ранее канал связи с Феникс, начали ритуал едва не раньше, чем последний звук приказа растворился в тяжелом, пропитанном дикими волнами магии воздухе. Сети фокусных  кристаллов и камней душ, разумы самых опытных провидцев, огромные объемы медленно высвобождаемой энергии – машина Ниорис разворачивалась; еще секунды – и Видящие примутся методично сканировать регион Энха-Алари на волшебные аномалии, что неизбежно будут вызваны активацией техномагических схемам литора и всплесками энергии, высвобождаемой в битве.

Но Император чувствовал, что этого недостаточно.

Глубокое, затаенное чутье подсказывало ему, что все будет слишком поздно. Этого мало. Слишком мало и слишком медленно. Замирая в трансе, повелитель Ивет-Киэтир прикрыл глаза, сливаясь с потоками энергии и разматывая нити пространства в полете ясновидца. Разыскивая ту, что плоть от его плоти, и ту, что связана с ним узами гораздо крепче родственных.
Император почти не видел того, что происходит вокруг него – если бы кто-то из присутствующих рядом пожелал нанести предательский удар, он бы имел шанс на успех. Взгляд чувств эльфа устремился в неведомые дали, разливаясь энергией по незримым нитям, охватывающим весь мир; окружающим же предстало лишь величественное замершее тело, стремительно отдающее собственную энергию в грандиозный по вложенной силе ритуал.

…Он видел – нет, чувствовал. Это было не тем, что видеть. Совсем иное ощущение, что не передать тому, кто не способен воспринимать магию. Шевеление незримого сердца, терпкая серебряная нота, резонирующая в глубине. Император тянулся к ней, как к собственному сердцу… и не мог ничего сделать. Словно тяжелый покров, закрывающий от чужого взора, что-то мешало ему перенести свои чувства к той, что стала Его Тенью.
Едва слышимый стук холодного гнева пронзил душу Императора – ему была знакома эта тягучая трясина, захватывающая само естество, кричащая болью, подобно незакрывающейся ране в самой ткани магии; пять лет назад, под стенами Союза, он чувствовал резонанс тех же самых нот.

Ну конечно, гномы. Феникс сказала о них.

Разум Императора словно разделился на части, не отрывая фрагментированного взгляда от мутного пятна, захваченного проклятыми техномантами. Враги разработали достойный план, но пустота – это тоже источник знания. Рана в ткани той самой Силы, что питает всех их, как кровоточащая рана на белоснежном покрывале. Никто слабее не справился бы, но сейчас вы прогадали.
Усилием мысли он зажигает огни на правой руке и тут же уходит обратно, поддерживая связь с размытым маревом – контролирующий браслет все сделает без него. На периферии зрения, уже утрачивающей четкость – явный знак постепенного истощения – проступают волны знакомого чувства, когда разум Азурнаэля, наконец, прорывает тонкий барьер и с волнами чистой энергии направляется к серебристым огонькам, соединенным в сверкающий круг…

Громады фокусных кристаллов, скрытые в фундаменте Дворца, мерцают огненными сполохами – накопленная энергия передается Видящим и Императору мощнейшими импульсами, каждый из которых  был бы достаточнен для того, чтобы оживить батальон Призрачных Големов. Тусклые камни душ один за другим трескаются и гаснут, высвобождая силы десятков замученных рабов и обращаясь в бесполезные стекляшки – но это достаточная цена для того, чтобы покарать еретиков. Разум Императора купается в этих волнах, слившийся в ритуале поиска с разумами Видящих – и их совокупный взор устремляется туда, где среди волн колеблется кровоточащая Пустота. Прикрытие из легато работает – но недостаточно сильно, чтобы противостоять дикому напору Видящих и Императора, усиленных резервами Дворца…

Теперь он видит все: отзвуки мертвецов и эхо возбужденных предателей, окруживших свою жертву с трех сторон, биение волн, шепоты ветра и сияние звезд сквозь покров свинцовых туч надвигающего шторма.  Он наконец-то понял, где находится потерянный корабль – и приказ, разосланный через кристаллы Видящих, за мгновение летит к капитанам ближайших судов и командиру летучего эскадрона Стервятников – найти и не выпускать с виду; блокировать и не дать уйти. Спустя минуты самые сильные маги Ниорис Моранти, способные оперировать с самим пространством, получают приказ сформировать стабильный портал так близко, как это возможно. На «Императорский», а если нет – на ближайший из имперских судов, идущих навстречу врагам.

Но это не все. Император усмехнулся тысячей голосов, и Его взор заскользил дальше, изучая близость корабля. Скоро контакт плавно прервется – даже силы, пробужденные системами защиты Дворца, не безграничны – но перед этим он должен попытаться найти того, кто связан с этой атакой. Незримые нити ауры утопцев, поднятых чужой волей, станут его целью – и по ним, если удастся вновь пробиться сквозь резонирующие слои нуль-ауры распыленного легато, он обязательно найдет того, кто их направил. Силы хватит на то, чтобы установить на предателя клеймо Духовных Уз – и уж тогда ему не уйти…

+5

12

Летящая с неба порошкообразная субстанция впивалась в плоть и сжимала, уменьшала ауру Эйруалавель. Даже щит, выставленный замаскированным под эльфа драконом не помогал с этим "снегопадом". Щит медленно трескался, ибо кусочки легато падали как на на магическую кровь, так и на самого Сальвия. По хорошему, прямо сейчас следовало бы отдать приказ об отступлении на вторую палубу, вот только если их чуть не переубивали на первой палубе, на открытом месте, то страшно даже подумать, что произойдет, когда они решат загнать сами себя под навес, в узкое темное место.
- Ну и что дальше?
- Это только начало. Похоже, у нас есть минутка перерыва... Но они знают как атаковать наши гарнизоны. И это...
- Легато, - закончила мысль Эйруавель. - Гномий "божественный металл". Не помню, чтобы его добывали на южной Амире. Похоже, мы имеем дело с гостями с севера.
- Где Нуминарис?
Абигейл задала хороший вопрос. Феникс спешно огляделась. На мгновение по ее лицу скользнул испуг, тут же сменившийся хмурой сосредоточенностью.
- Я прочешу нижние палубы, - заключила главнокомандующая. - Неизвестно, чего мы могли упустить из внимания пока сражались здесь. Сальвий, охраняй первую палубу. Абигейл, перестрой солдат и приготовься к контр-атаке. Мы должны быть готовы к чему угодно.

События

1. Легато покрыл Эйруалавель, Сальвия, Абигейл и всех солдат на палубе. Аура мелко-покрошенного легато достаточно сильна, чтобы проникнуть даже под самую плотную броню. Все вышеперечисленные персонажи лишены магии, магической интуиции и магических расовых способностей.
2. Нуминарис закрылась в своей каюте. Однако за дверью послышались шлепающие мокрые шаги, принадлежащие явно не людям. Слух и магическая интуиция позволяют Нуминарис определить, что за дверью находится пять утопцев - морских зомби, которые шастают по всем каютам в поисках живых членов экипажа. Через пару минут они начнут ломиться в дверь и к ней.
3. Император усмехнулся тысячей голосов и не более того. Из-за покрытия почти всего "Императорского" антимагическим металлом, императору удалось увидеть лишь несколько повстанческих кораблей в виде размытой, нестабильной картинки. О том, чтобы манипулировать с врагом на таком расстоянии через завесу антимагии не может идти и речи. Однако императору удалось достаточно точно узнать дислокацию поля боя.
4. Император может открыть крупный портал возле Энха-Алари, в том числе портал для переброски быстроходных судов. Однако открыть крупный портал неподалеку от поля боя он сможет только если перенесет себя и всех Видящих прямиком в Энха-Алари.
5. В высокие борта "Императорского" вонзилось несколько абордажных крючьев. Вместо того, чтобы быстро обрубить веревки, команда корабля принялась пересчитывать потери и обдумывать план. Теперь же перерубать абордажные крючья слишком поздно, и столкновение с абордажной командой неизбежно.

В квест вступает Сальвий и Эйруавель. Очередь выглядит следующим образом:
1. Иштара (пишет сейчас);
2. Нуминарис;
3. Абигейл;
4. Азурнаэль;
5. Сальвий;
6. Эйруавель;
7. Айтрис;

[AVA]http://s0.uploads.ru/y6rpa.png[/AVA]
[STA]Погружу твой мир в ад[/STA]
[NIC]Феникс[/NIC]
[SGN]http://s6.uploads.ru/F4rRE.png[/SGN]

+7

13

Эльфы, оправдывая всеобщее мнение о том, что они известные ловкачи, быстро карабкались по канатам, и не встретив практически никакого сопротивления, вступали в бой. У некоторых были гранаты или пистолеты и тогда в обороняющихся летели злые воющие пули или в рядах рвались алыми цветками гранаты, но чаще всего остроухие просто вступали в рукопашную, сходясь на близкой дистанции. Нападающие, видя, что дух защитников пошатнулся после нападения нежити и обстрела стружки из легато, врывались с двойным энтузиазмом. Иногда удачно, иногда не очень, а прочие и вовсе натыкались на выставленные клинки, но в общем картина складывалась не в пользу оборонявшихся. Но пыль из антимагическог металла мешала и некроманту, а потому он отвел остатки птиц, которые вновь расселись по снастям гномовского фрегата, утопцы же заползали внутрь через орудийные бойницы и самолично процарапанные дыры в корпусе, повинуясь последней команде некроманта, разрывая на части любого,  кто не был из числа нападавших. Убедившись, что первые ряды абардажиров уже завязали бой, Темный Арфист отдал очередной приказ и четверка гномов, накинув на себя плащи, будто растворились в них, превратившись в тени, которые и сами исчезли вслед за теми, кот эти тени отбрасывал.

Но уже в следующий миг невысокие фигуры, закованные в антимагические доспехи оказались на палубе атакуемого литора прямо позади оборонявшихся хозяев корабля, тем самым став для них неожиданным и неприятным сюрпризом. Никто не ожидал подобных коварных телепортов, ввиду того что палубу покрывал обильный слой легато. Но это и не были телепорты в обычном понимании слова. Специальные артефакты позволяли низкорослым убийцам практически мгновенно перемещаться между тенями используя для перехода, что не удивительно, теневой план.  Выскакивая из теней, еще не замеченными они с ходу разрядили уже заранее подготовленные к стрельбе пистолеты, выцеливая в толпе оборонявшихся офицеров. Кое-где в толпу, там где не было риска задеть своих, полетели осколочные и ядовитые гранаты, и прежде чем кто-либо успел ответить, нападавшие вновь обернулись тенями и исчезли, будто их и вовсе не было.

Второй выход оказался уже порознь. Двое атаковали главнокомандующую Феникса и присутствовавших рядом бледнокожего эльфа и остроухую с Инсигнией Верности, закинув им сразу ядовитую гранату и гранату, заполненную порошком из легато, после чего перешли к обстрелу из арбалетов. Не трудно было догадаться, что наконечники болтов так же были напоены ядом и имели присадки антимагического металла. В это время двое других гномов оказались на нижних палубах и неслись по ним, выискивая ту, ради которой все и затевалось, попутно орудуя ядовитыми кинжалами или прибегая к уже упомянутым ранее гранатам, пистолетам и арбалетам.

+6

14

Эльфийка делала медленные шаги назад, крепко сжимая в правом кулаке ключ, точно родной кинжал. Каблуки её туфель еле слышно постукивали о пол. На мгновение она подумала, что оказалась в безопасности, но что будет, когда бой на палубе закончится, и враг начнёт рыскать по каютам и добивать оставшихся? Тогда ей точно будет негде спрятаться и некуда бежать. От чувства собственной беспомощности Нуминарис хотелось прямо сейчас выпустить внутренних демонов, высвободив силу. Но она понимала, что если сделает это, то погубит всех, включая себя. Большая магическая сила требовала очень осторожного и аккуратного применения. В лодке, в которой сидишь сам со своими собратьями, нельзя делать ничего необдуманного.
Нуминарис старалась сохранять спокойствие. Ясность ума – её главное правило. Не поддаваться панике. Не позволять страху брать верх. Неизвестно, чем может обернуться ситуация, если девушка полностью поддастся эмоциям. Дикая магия питалась этими эмоциями, и их яркие проявления являли собой серьёзные всплески Силы, что могло обернуться колоссальным разрушением. Но пока есть хоть какой-то шанс на то, что она останется жива, цела и невредима – теплится надежда в её холодном сердце. Эта надежда побуждает к действию.
Она услышала, как за дверью раздаются шлепки. Неуклюжие, но быстрые шаги приближались к её маленькому укрытию. Она надеялась, что те пройдут мимо, но судьба распорядилась иначе. Перед тем, как шаги пронеслись прямо за её дверью, настала секундная тишина, однако Нуминарис не удалось расслабиться. А мгновением позже что-то очень тяжёлое ударило о деревянную дверь – единственную преграду между эльфийкой и захватчиками. Удар был такой, словно кто-то навалился на дверь всем телом, не жалея себя. Нуминарис слышала за дверью неестественный для разумного живого существа рык, злобный и голодный. А помимо этого её не покидало ощущение присутствия тёмной магии. Это отвратительное чувство, которое Нуминарис терпеть ненавидела - всё равно что запах чего-то давно немытого или протухшего.
Удар, затем ещё один, и ещё один. Дверь еле держалась на железных петлях, уже вот-вот готовая слететь с них. При каждом ударе, по телу девушки пробегала дрожь, а в горле пересохло. Что за чудовища могут быть по ту сторону стен? Когда она заметила, что дверь стала ненадёжной преградой, то решила ещё немного отсрочить неизбежное. Стиснув зубы, подняв руки на уровень груди, с её ладоней слетели потоки ледяной энергии. Со скоростью полёта стрелы эти потоки попали в крепления петель, а затем начали быстро обволакивать погнувшееся железо. Ещё мгновение, и потоки кристаллизировались, разбухли, превратившись в толстую корку твёрдого льда. На секунду всё притихло, но затем удары в дверь начались с ещё большей ожесточённостью. Лёд не держал надёжно, а замораживать дверь вечно Нуминарис бы не смогла. Возможно, смогла бы, но это не решение проблемы, а попытки её избегания.
И она решилась встретить опасность лицом к лицу. Если Смерть пришла за ней сама, то Нуминарис встретит её как подобает – с собственным оружием в руках. Ибо Смерть она не звала – старуха с косой сама решила наведаться к эльфийке незваным гостем. А что обычно делают, когда к ним приходят в дом незваные гости?
Удар, ещё один, третий, и дверь, наконец, не выдержала. Петли оторвались от деревянной арки, со скрежетом погнулись, и проигравшая в борьбе толстая дверь громко рухнула на пол. Недолго чудища искали взглядом добычу. Нуминарис призрачным взором рассмотрела в них мертвецов. Она ощутила точно плотью своей эту магию, окружающую поднятые трупы. Некромантия. Самая отвратительная, грубая, жестокая и вонючая магия, какую разумные расы могли бы только выдумать - всё равно что плевок в хрустальную чашу с прекрасным и эстетичным магическим искусством.
Она не ждала чуда или команды, а действовала сразу. Она не считала, сколько врагов стоит в коридоре и ждут момента, когда жертву можно будет разорвать на части. Нуминарис вновь вскинула руки, сохраняя холод в сердце и ясность в уме – буквально гранича между эмоциональным взрывом и пустошью в душе – она создала перед ладонями большой ледяной осколок, а затем пустила его с особым усилием прямо вперёд – на монстров. Коридорчик, в котором они забились, не отличался большим пространством. Это означало, что если она не попадёт по всем трупам, то по большей их части – точно. Она не надеялась убить их – нет, такое заклинание не убьёт мёртвых. Но отбросить от себя, чтобы увеличить расстояние между оппонентами и позволить себе хоть один момент для более продуманного манёвра – на это шансы были высоки. По крайней мере, Нуминарис на это надеялась.
Сделав то, что хотела, она выполнила пару быстрых и грациозных пассов руками, чуть подавшись вперёд телом и расставив стройные ноги шире, насколько позволяло её платье. После особых движений, выкинув резко руки вперёд, её магическая энергия буквально заструилась через тело девушки. Руки блеснули магическим сиянием, а с концов тонких пальцев бросилась вперёд толстая струя воды, которая при попадании сразу же начинала кристаллизироваться, замораживая всё, чего касается. Магесса делала это до тех пор, пока не перестала слышать эти ужасные хрюканья и чавканья мертвецов – единственный, по её мнению, признак, что они ещё держатся на ногах и в представляют угрозу. Вода, которую она пускала в ход, сияла голубыми и лазурными цветами, освещая комнатку ярче фонаря. На секунду ей показалось, что лёд, который она создавала, уже заполнил почти весь коридор и запечатал вход в её скромную каюту.
Прикусив посиневшие губы, она не жалела сил, чтобы спасти себя. Когда вопрос касается собственной жизни - разумно ли вообще спрашивать о том, будет ли жертва экономить силы ради своего спасения в экстренной ситуации? Её сердце билось в повышенном темпе, но девушка старалась дышать ровно, не сбивая ритма. По телу разлился холод - не тепло, как это обычно бывает - а именно холод. Приятный и обволакивающий, словно смерть уже наступила. Она испытывала это уже много раз, и по её мнению, именно из-за этого кожа Нуминарис стала посиневшей. Именно от этого приятного холода, идущего изнутри. Холод бодрил и освежал её нутро.

Отредактировано Нуминарис (2017-07-13 19:36:32)

+4

15

Время на перестройку солдат не было. По канатам полезла абордажная команда. Эльфы-повстанцы, в основном бывшие рабы или крестьяне из низшей касты, изредка разбавляемые их черноволосыми собратьями. Огромное число живой силы противника, недавно освобожденной из Энха Алари, сейчас обрушило свой гнев на высшие чины Ивет-Киэтира, удачно попавшиеся под руку.
Пара гномов, появившись буквально из ниоткуда, заскрежетав металлическими сочленениями брони, появились в нескольких метрах от Абигейл. Послышался едва-слышный среди звуков творящейся бойни стук чего-то тяжелого о деревянную палубу корабля. Послышались негромкие хлопки. Во все стороны сперва разлетелись кусочки антимагического металла, несильно впившись в открытые руки, лицо и горло Святой, а затем начал расходиться и зеленоватый, не густой, но видимый даже во мраке дождя газ.
- Рота, в стороны! Газ! Берегите глаза и нос! - Рявкнула Абигейл, сжав обеими руками меч и задержав дыхание. Стоящие за ее спиной пехотинцы противостояли подступающим силам повстанцев в ближнем бою и на то, чтобы перестроиться, у них банально не было времени. Не ведая страха, Святая сделала несколько шагов вперед и отпнула газовую гранату обратно в гнома-диверсанта, успевшего выпустить в нее несколько болтов, от которых беловолосая женщина попыталась увернуться, изгибаясь всем телом то в одну, то в другую сторону, благо отсутствие брони помогало в этом нелегком деле.
Легко перекатившись в сторону по мокрой палубе, Абигейл занесла меч над головой и метнула его прямиком в юркого карлика, надеясь, что идеально-заточенный клинок мгновенно убьет его, пока артефакт, с помощью которого он мгновенно перемещается в пространстве, перезаряжается.

+4

16

Напряжение медленно спадало, как волны, разбивающиеся о громаду прибрежного утеса. Император медленно открывал глаза, фокусируясь на окружающем мире: путешествия в энергетических потоках нелегко переносились даже владыкой Ивет-Киэтир.
Враг оказался силен, как и в прошлый раз – на прорыв антимагической завесы не хватило и сил всего Дворца, отследить же сквозь нее кукловода оказалось невозможно. Но Император не из тех, кого пугают трудности. Враг обнаружен. Кара – дело времени.
– Начать ритуал портала. Цель – Энха-Алари, морская база «Инарус». – короткий приказ Видящим, кивок охране – и Азурнаэль покидает зал,  сопровождаемый молчаливыми Черными Стражами. Он движется совсем недолго, проходя по сияющим светом коридорам – до тех пор, пока не достигает богато обставленной оружейной комнаты, одной из многих во дворце. Повинуясь дальнейшему приказу, слуги помогают ему облачиться в полный мифриловый доспех – легкий и в то же время прочный, без каких-либо особенных уязвимых мест. Уже на выходе Азурнаэль подхватывает из холодных рук материализовавшегося рядом голема-оруженосца жезл и пояс с ножнами, в которые вложен мифриловый скимитар – излюбленное, никогда прежде не подводившее оружие.  Белая мантия уносится прочь конструктом, и теперь же в облике эльфа прежнюю принадлежность выдают лишь царственная осанка, сияющий янтарным огнем взгляд, да корона, смыкающаяся во лбу крупным камнем душ. Двадцать семь гвардейцев выстраиваются вокруг Императора полукольцом, безмолвные и похожие на единый организм – и движутся вперед, к альковам Видящих.
…К тем самым, где уже во всю идет завершающий этап ритуала переноса.
Восемь сильных магов, концентрирующихся у кристаллов по вершинам октаграммы, вписанной в контур циркуляции свободной энергии. Столько же – внутри малого восьмиугольника, в каждом из углов.  Воздух, трещащий от накопленной силы, что по своему существу всегда будет рваться наружу. Символы защиты, что выведены по периметру окружности, описанной вокруг октаграммы, сияют рубиновыми огнями.
Император с гвардейцами входят в круг и занимают свои места – Владыка в фокусном центре управляющей фигуры, его бойцы – тремя концентрическими кругами от него. Кто-то мог бы сказать, что главе государства не стоило бы самому лезть в бой и в фокус заклинания, предоставив эту работу другим… но Император был иного мнения. Среди эльфов вообще было полезно время от времени подтверждать свой статус и силу. К тому же, именно Император знал точное расположение кораблей, сцепившихся в абордаже… он видел их, и увиденное даже сквозь размытую пелену навсегда отложилось в памяти. Вряд ли кто-то другой сможет провести флот ближе, чем Император.
Медленно, слово за словом, Видящие разворачивают алгоритм заклинания – одни из немногих эльфов, практикующих академическое Волшебство, а не дикую магию, они слово за словом активируют незримые струны контроля пространства и времени. Потоки энергии, складываясь в управляемые массы, разделяются причудливыми линиями поверх прозрачного купола, охватывающего Видящих, Императора и Черную Стражу. Сияние защитных рун сменяется из рубиново-алого на темно-синий, за ставшей непроницаемой стенкой купола вдруг искривляется само время, выдавая невообразимые картины. Азурнаэль касается браслета, активируя дополнительные сигилы энергии, запечатанные глубоко в фундаменте Дворца – и спустя  мгновение окружающее пространство вспыхивает белым сиянием, медленно сменяющимся совсем иным интерьером…

Энха-Алари. Военный порт, огороженный высокими стенами, совсем рядом: Азурнаэль видит изумленные глаза стража ворот, наблюдающего появление из воздуха нескольких десятков вооруженных людей – и усмехается, когда тот сначала поднимают свое оружие, а затем, в еще большем изумлении узнав гостей, падает на колени.

Поднимись, солдат. – молвит владыка Киэтира, подходя ближе. – Поднимись и открой ворота. Нас ждут.

Гексаграмма переноса материализовалась в десятке футов от врат базы «Инарус» – вместе с Видящими, переносными пюпитрами фокус-кристаллов и даже призрачными линиями, соединявшими позиции волшебников и теперь тускло отсвечивающими искрами магии. Зрелище действительно захватывающее: волны призрачного огня, сходящие с сияющего купола, медленно обнажающие его содержимое, переплетения угасающих линий, полустершиеся символы, отпечатанные, кажется, на самом воздухе. И выходящие из-за них бойцы. Энергия, потраченная на перенос, захватывала дух. Но мало кто знал, сколько ее еще будет потрачено – ведь именно за этим Император взял с собой еще и шестнадцать Видящих. Первый скачок не будет последним.
На другой стороне их действительно ждали. На встречу владыки, кажется, был собран весь гарнизон базы – и все эльфы, с оружием наголо, длинными шеренгами стояли по обе стороны от шествующего Императора с охраной. Азурнаэль лишь покачал головой: его недавний приказ, как и многие другие, исполняли с излишним усердием. А ведь он приказал лишь собрать боевую группу, выслать Стервятников и быть в готовности… Пройдя сквозь строй и жестами поприветствовав верных бойцов, он не стал терять время и сразу же обратился к командующему базой.
– Вы выполнили приказ, адмирал?
– Несомненно, Ваше Величество. Эскадра Гончих ждет вашего приказа.
– Хорошо. Моя благодарность, адмирал. А сейчас – продолжайте работу. Видящие, приступайте ко второй фазе ритуала.
…Эскадра была небольшой по числу, а крупных кораблей в ней не было вовсе – даже с помощью Видящих Императору требовались скорость и маневр.
Три аэкона, снаряженные комбинированным образом против гномьего флота: по два пилона на каждом и «классическая» артиллерия по бортам – состоящая из батарей облегченных и усиленных магией баллист, заряженных конвенционными, немагическими снарядами. Два быстроходных никарута, несущие на бортах Копья Искажения. Десяток молниеносных  и’рдиров, погруженных на борт основных судов – специально для быстрого маневра и прорыва. Император занял место на центральном аэконе, во главе кильватерной колонны – именно там сейчас Видящие расчерчивали новую фигуру, тщательно сверяясь с положением невидимых звезд на безбрежном небосводе, выработанными движениями выводя линии и нанося сигилы прямо на палубе. Гвардейцы были там же, ожидая своего часа и, как и всегда, не говоря ни слова. Что же остальных… все эльфы, что находились на борту эскадры, каждый, до последнего аквафилия, изрядно нервничали. Им еще не доводилось совершать магические путешествия, и хотя основная задача сегодня была не на них, понять чувства бойцов было просто. Даже слишком просто.
Но Император не думал об этом. Их задача – сделать все, что он скажет. Умереть за Императора, если потребуется. Лучше, конечно, сделать так, чтобы за своих владык умерли враги. И сегодня Азурнаэля не устраивал иной исход. Корабли отходили от гавани, строясь в кильватерную колонну, и ждали приказа.

…Император медленно закрыл глаза, входя в транс Прорицания именно в ту минуту, когда Видящие закончили свои подготовки и вновь разворачивали энергетический контур Ивет-Киэтир, распространяя его на эскадру. Им предстояла менее затратная и тонкая работа, чем прежде: достаточно лишь следовать направлению, показанному Императором, что взял на себя роль лоцмана, а уж его сил хватало с лихвой. План был довольно прост: телепортировать «Гончих» достаточно близко к полю боя, а затем, перестроившись в боевой порядок, начать атаку по всем правилам. Судно с Видящими не должно было попасть в зону действия артиллерии врага, да и враг не должен был увидеть их первыми – задача корабельных магов и самих Видящих после телепортации состояла в том, чтобы прикрыть суда иллюзией и по команде обеспечить быстрый рывок. Черная Стража императора и аквафилии из морпехов на бортах кораблей – ключ к победе, ведь они способны эффективно сражаться и без магической поддержки.
Погруженный в концентрацию, Император вновь перемещался к бурлящей схватке посреди океана, где размытая пустота антимагического поля выдавала врага с головой. Цель – чуть позади, за линией горизонта от поля боя, дабы не быть замеченным раньше времени. Сила вновь была внутри него; несколько слов на чародейском языке – и энерния, перенаправленная от Видящих к нему, как к маяку, утвердила коридор, через который спустя мгновения будет направлена экскадра.

+4

17

Кто-то думал, что на этом все, признаться, и дракон думал, что у них есть передышка. Вот только не всегда все происходит так, как ты хочешь, или предполагаешь, как это произойдёт. Саль не успел оглянуться, как на борт стали забираться повстанцы и закидывать их хлопушками из того же антимагического металла. Щит треснул, а после слов Феникса ящер понял, что обстановка весьма печальная. Он всегда утешает себя мыслями о том, что чуть что, может спокойно принять истинный облик и показать всем, кто тут папочка. Вот только на данный момент, папочка весьма в затруднительном положении. Где магия? Где вообще вся сила, что до этого кипела в венах? Исчезла! А все из-за этого дерьма, что покрыло почти всю эльфийскую одежду. Он смахнул с плеч металл мелкого помола и прикрыл ладонью все дыхательные пути (рот, нос), когда отскочил от кинутых гранат на безопасное расстояние.
-Мдаа, кажется у нас проблемы, Феня. -с ноткой иронии проговорил дракон, ещё до того, как в них стали тыкать арбалетами.
За дочь императора он не переживал, ему было абсолютно плевать на эту девушку. Ее аура была знакома Салю, и сказать, что она приятна для ящера, - нет, совершенно не приятна. Смесь человека и дракона. Смесь противоположностей. Он, как древняя рептилия, презирает такое слияние и предков этой девы, но приходится молчать и скрывать свои настрой на ее счёт. Дочь императора, это тебе не хухры-мухры, а значит молчи. Саль, молчи, если хочешь и дальше жить в эльфийских землях. Но никто не говорил, что в его обязанности входит защищать ее, или солдат, что находятся на борту. Феникс прекрасно знает, что он ничью жизнь, кроме ее, никогда охранять не будет, поэтому приказ о том, что он должен держать верхнюю палубу, означал "Не иди за мной, а просто не пускай ко мне других". Ну и раз так, приходится слушаться, аки цепной, дрессированный, пёс. Хотя, тут, наверху, шансов сдохнуть, больше, чем внизу. Но он не уйдёт, он слишком горд для побега.
Сальвий пытался уворачиваться, когда гномы только навели на них оружее. Точнее увернулся, но не рассчитал качку корабля: поскользнувшись, он упал на пол, и покатился к краю борта посудины. Нет ему спасения на корабле, не его это поле боя. На ходу вытащив клинок из ножек, он метнул его в гнома, который пытался подстрелить ящера. Не самая лучшая идея, но хоть что-то полезное за последнее время, тем более, что скользя по палубе и не успев остановиться, Саль вывалился за борт. Точнее, не совсем вывалился, держась одной рукой за скользкую перекладину, и пытаясь забраться обратно. Не его сегодня день, а от разочарования ядовитая улыбка не слезала с уст. Нет. Он сегодня не может погибнуть. Не то время, и не то место.

Отредактировано Сальвинорин (2017-07-19 12:01:30)

+3

18

Эйруалавель иногда жалела, что не может управлять временем, хотя обсыпанная легато, она бы все равно не смогла бы использовать данные способности. А жаль, потому что события разворачивались самым мерзким образом. Из ниоткуда появившиеся гномы разрядили в толпу ее офицеров пистолеты, однако, особо внимательные успели выставить щиты, снизив тем самым количество пострадавших. На те же щиты они приняли и гранаты, постаравшись их выкинуть за борт или во врагов. В следующий момент гномы исчезли.
Феникс цыкнула, поскольку на большее проявление эмоций, тем более на ответы дракону у нее времени не было. Да и если бы оно было, то потратила бы она его явно не на это.
- Рубите их из жесткой защиты. Они сами к вам придут, - громко, жестко и спокойно скомандовала Эйруалавель.
"Так, если они прошли через легато, это должны быть мощные артефакты. Артефакты на телепортацию должны иметь расстояние для использования. Скорее всего, они "прыгают" с одного из соседних кораблей. Кроме того, у них должна быть перезарядка или количество использований. Бесконечно появляться из ниоткуда они не смогут."
Эльфийка была настороже, так что второе появление для нее не оказалось сюрпризом. Девушка перекатом ушла в сторону воинов, которые были рядом с драконом, один же из воинов выставил перед ней щит, заставив отскочить гранату в сторону отправителей, и защитив Феникса от арбалетных болтов. Ру прикрыла рот и нос краем мокрого плаща, чтобы яд не так проникал в нее, и чуть прищурила глаза. Дождь был им на руку - он не давал резво распространяться дыму и легато, смывая все с них и корабля, а значит вскоре освобождая их от этого проклятого порошка.
Эйр опять цыкнула, поскольку Сальвий не рассчитал всего и теперь летел за борт. Кидаться спасать его времени не было, да и он был не маленьким, плавать умел, да и в воде ему грозило, возможно, поменьше опасностей, если не брать в расчет утопцев.
"Надеюсь, что с него смоется легато. Тогда он нам сильно поможет."
Девушка выхватила с пояса ближстоящего воина три кинжала, а затем технично их метнула из-за щита в гномов, почти без интервалов, как ее и учили, после чего мгновенно скрылась за щитом.
"Итак, у них есть арбалеты. Если они многозарядны, то минимальный интервал примерно равен полутора секундам, а бронебойность ниже, чем у обычного, но мне без брони и так достанется. При автоматическом спуске будет низкая прицельность. Если у них однозарядные арбалеты, то они уже бесполезны. Еще у них может быть несколько гранат и пистолетов. Нужно, чтобы они потратили все стрелковое и все гранаты, тогда я их пущу на корм рыбам. Мне нужно пробираться к Нуминарис."
Блондинка, удобнее ухватив меч, показала жестом, чтобы воины держали щиты наготове, чтобы отражать атаки.

+3

19

1. Телепортирующее устройство гномов - очень могущественный артефакт, пробивающийся даже сквозь антимагическую завесу. В каждом артефакте имеются заряды, растратив которые аретфакт станет бесполезен. У всех четырех гномов осталось три заряда на каждый имеющийся артефакт.
2. Абигейл удалось отпнуть в гномов газовую гранату, которая взорвалась прямо у них под ногами. Однако выпущенный в седоволосую женщину болт прошел по касательной от ее правой руки, частично разорвав мышцу на плече. Из-за всплеска боли брошенный в гнома меч полетел в сторону.
3. Сальвий поскользнулся и зацепился за фальшборт, после чего через несколько мгновений полетел вниз, в ледяной соленый океан. Высота падения обеспечит ему как минимум поломанные ноги и ушибы. Однако до падения он может успеть применить одно заклинание на свое усмотрение.
4. Легато понемногу смывается с участников боя. Сальвий уже способен применять магию, но пока не способен перекидываться в драконью форму. Абигейл и Эруалавель еще пока не способны творить заклинания, однако к ним возвращается магическая интуиция (способность предвидеть магические "маневры" живых существ вокруг).
5. Нуминарис успешно оттолкнула и ошеломила утопцев. И лишь когда те были поражены ее магией, она, в более-менее спокойных условиях, могла заметить нечто очень важное. В груди оживленных некромантией тварей что-то пульсирует и вздымается, словно сердце. Однако это точно не сердце. Тонкий слух позволяет принцессе услышать очень тихое постукивание двух металлических шестерней друг о друга, раздающееся со стороны утопцев.
6. Из-за мощной антимагической завесы, Темный Арфист потерял контроль над своими птицами. Вспомнив последнюю отданную им команду, вороны вскочили с мачты фрегата и устремились на литор, налетая на пехоту, активно царапая гнилыми когтями открытые участки тела жертв, сея хаос, панику и смуту в рядах войск Ивет-Киэтира.

+2

20

Пусть эффективность атаки оказалась не совсем уж ошеломительной и некоторые даже успели защититься от атак гранатами и выстрелов из пистолей и арбалетов, но все же эффект гномами был достигнут. Они смогли выбить немало офицеров, даи  газ делал свое дело, массово заставляя солдат противника если не умирать, то спешно ретироваться от клубов едкой летучей субстанции. Гномы же в свою очередь на удачно отброшенную гранату даже не обратили внимания, так как были абсолютна иммунны к своим ядам, продолжив обстрел прытких эльфов. Поняв, что дождь смывает легато, они только усилили напор, понимая что вскоре, возможно, им придется отступить. В то же время еще двое гномов неслись по коридорам гигантского корабля, выискивая свою цель и убивая всех, кто попадался по пути. Благо нежить и здесь вносила свой немалый вклад, уничтожая и деморализуя вражеских солдат. Но это была та еще проблема ввиду того что литор был огромен.

Тем временем Темный арфист, поняв, что  потерял управление над своими воронами, задействовал специальное заклинание, которое было вложено в каждую из птиц, не важно, была ли она все еще работоспособна или лежала на палубе — главное чтобы достаточно цела. Вороны стали рваться, но не с хромкими хлопками или мощными взрывами а раздуваясь будто шарики и беззвучно лопаясь в облаке зеленых едких миазмов, которые стали быстро расползаться по кораблю. Миазмы, касаясь сражающихся, быстро въедались в тело, которое быстро покрывалось сетью зеленых, слегка светящихся прожилок, после чего те умирали. Зараза не щадила никого — ни оборонявшихся, ни нападавших. Но уумирали не все. Некоторым везло еще меньше и обезумевши воя от боли, они начинали преображаться буквально на глазах. У одних появлялись гротескные рога или шипы, ногти сменялись когтями а так же отрастали хвосты или дополнительные пары конечностей, прочие же и вовсе превращались в кричащие груды плоти. Те кто имел несчастье оказаться рядом, срастались воедино, порой скрепляя вместе скрестивших клинки врагов. 
Стоило только ужасной трансформации закончится, как новоявленное существо принималось атаковать всех без разбору, стремясь в ослепляющей вспышке безумия нанести другим как можно больше боли, чтобы поделиться с другими страданиями, которое испытывали эти существа при преображении и до сих пор продолжали испытывать, пытаясь вырваться из мутного водоворота безумия, где на его дне все еще вопило загнанное в самые дальние уголки сознание прежнего хозяина тела.

+4

21

Жуткое зрелище некромантии в действии оказывало не только прямой вред, но и подавляло мораль солдат; да что там, даже сама Абигейл, взглянув на это со стороны, ужасалась и впадала в подобие ступора.
От адреналина в крови, боль от колото-рваной раны в руке дошла до Святой с некоторым запозданием. Встав на ноги после кувырка, женщина вырвала из-за пояса короткий стальной кинжал и выставила его перед собой, готовясь отбиваться от новых атак юрких дворфов.
- Гранаты, легато, перемещения... - Мысли в ее голове пролетали с огромной скоростью, ибо она - не просто солдат, она - командующий, который несет ответственность за своих подопечных и успех всей миссии. - Эта атака была спланирована при использовании помощи со стороны.
Сейчас же Абигейл поймала себя на неприятной мысли о том, что она банально не знает, какой приказ отдать. Если приказать укрыться внутри - солдаты уже оттуда не выйдут, с другой стороны, если оставить их на открытом месте, проклятые неконтролируемые птицы их просто сожрут.
- Это все бесполезно! Прикрой, я пошла внутрь! - Гаркнула она и выстрелила в Феникс яростным взглядом. После чего, перехватив нож обратным хватом, рванула вперед, на гномов в броне, имитируя атаку; однако в последнюю секунду женщина метнула нож одному из гномов прямо в голову и прыгнула вперед, вытянувшись в тонкую линию, мысленно надеясь, что архонт отвлечет второго гнома и трюк удастся.

+2

22

Казалось бы, её маленький бой был окончен. Руки немощно повисли вниз, когда Нуминарис заметила, что сделала всё так, как хотела. Ходячие мертвецы были закованы в лёд, и преграда из их холодных глыб служила баррикадой между каютой Нуминарис и палубой. Шумно выдохнув, до её эльфийского тонкого слуха донеслось тиканье, нет, постукивание. Очень тихое, но заставляющее судорожно напрягаться каждый мускул её тела. Глыбы не подавали никаких признаков опасности, они были тверды и неколебимы, словно мёртвые статуи изо льда. Сделав пару робких шагов вперёд, прислонившись правой стороной лица к ледяной преграде, девушка ещё чётче уловила тихий и равномерный звук постукивания некоего механизма. От мыслей, что это вообще может из себя представлять, ей стало не по себе. Сердце заколотилось быстрее в испуге, но страху взять верх она вновь не позволила. Необходимо было думать, что делать. Надо как-то выбираться и чем-то помогать, иначе точно никаких шансов. В конце-концов она маг, и очень сильный маг. Нельзя позволять ситуации делать тебя беспомощным.
Резко развернувшись, она встала лицом к стене с письменным столом. Стена корабля была достаточно толстой, чтобы выдержать несчастные случаи, но если приложить усилия – можно пробить брешь. Девушка дёрнула рукой в сторону, и письменный стол с грохотом сдвинулся в вправо, врезавшись в стену и оголяя стенку с окном перед Нуминарис. Сделав несколько быстрых пассов с раскрытыми ладонями, она заморозила стену, заставив мороз и лёд пробуривать себе ходы и крепко вцепляться прямо в толщу стены. Затем ещё несколько круговых коротких движений, растянуть руки в стороны, и толстый лёд лопнул под напором магии, разлетевшись осколками в стороны. А вместе с ним и кусочек стены. Небольшой, но достаточный, чтобы Нуминарис пробралась через открывшуюся щель. Запах сырости и одновременно озона ударил ей в нос, а уши заложило звуком грома и воющего ветра. Её платье резко встрепенулось, чуть оголив ноги, а тело дрогнуло, когда потоки ледяного ветра пробрались в тёплую каюту. Вместе с ветром ворвались в помещение и холодные брызги дождя.
Глянув с уступа вниз, Нуминарис увидела чужой корабль, бросающийся на волнах из стороны в сторону. Насколько она могла понимать, на палубе сейчас никого не было. Должно быть, все заняты боем. По сторонам свисали верёвки, по которым, очевидно, вскарабкался абордажный отряд. Однако всё действо проходило на палубах, и сейчас Нуминарис никто не должен был увидеть. Если она, конечно, слишком рьяно не постарается себя показать.
Дыхание спирало, но эльфийка держала себя в руках. Она высовывала только часть головы, чтобы осмотреться. На нерешительность времени не было. Выдохнув для уверенности, она выставила руки под наклоном, под себя, чтобы перед собой создавать изо льда скользкую поверхность. Горка оказалась крутой и с высокими бортиками, и Нуминарис не раздумывая покатилась по ней вниз, упав задом на лёд. Продолжая магией создавать под собой поверхность. Скат шёл не перпендикулярно плоскости борта в сторону, а вдоль него к носу, прямиком в воду.
Холодный ветер и капли дождя били ей в лицо так, что ей пришлось крепче поджать губы и стерпеть эти покалывающие ощущения на лице.  Когда она выбралась наружу, звуки битвы наверху стали слышны ещё более отчётливо. И пугающе. Помимо предсмертных криков солдат, она слышала что-то поистине ужасающее. Словно некое чудовище ревёт в агонии гортанным криком, желая избавить остальных от участи живых, и самих себя. Скатившись по крутому скользкому скату вниз, она, задержав дыхание, плюхнулась в ледяную воду, но практически не почувствовала её опасного холода, так как родная морозная стихи. За её спиной поверхность «горки» обвалилась, больше не поддерживаемая магией. Там же куски льда плюхнулись в воду, медленно погружаясь ко дну.
Вода вытолкнула девушку на поверхность, и та сразу же стала хватать ртом свежий воздух, стараясь держать себя на поверхности. Всё насквозь промокло холодной водой, одежда отяжелела, с неё даже свалился головной убор - и чёрт с ним. Создав маленькое плато, на которое можно опереться, она налегла на него торсом и руками. Сильные волны бросали её из стороны в сторону, Нуминарис отчаянно пыталась утихомирить стихию вокруг себя, чтобы та не мешала концентрироваться. На все эти действия уходили силы, как физические, так и магические, но девушка верила, что это стоит того. Её небольшое ледяное плато стояло около широкого носа корабля, прибившись прямо к бортику. Она надеялась, что все будут заняты своим делом, и в дикий шторм никто не заметит маленькую фигуру девушки на воде, налёгшую на плато из чёрного льда. Одежда эльфийки тоже была иссиня-чёрной, как и сама вода, в которой она находилась. Ей повезло, что разгулялась такая погода.
Дальше от носа корабля, достаточно далеко, она чувствовала другой корабль. И живых существ на нём. Это не могли быть свои, так как Нуминарис не особо верила, что кто-то вот-вот придёт её спасать. Но умирать в отчаянии и одиночестве она тоже не планировала. Рука с раскрытой ладонью, оттопыренным в стороны тонкими пальцами, похожие на ветки мёртвого дерева, резко протянулась прямо в сторону большого корабля. Обнажив зубы, Нуминарис тихо зарычала и стиснула челюсти. Направляя могущественные потоки магии через себя, она сфокусировалась на объекте, на который собиралась воздействовать - на судне врага.
Её сознание и воображение выдавало желаемые картины, которые должны были стать явью. Хоть она и рычала, но полностью овладеть собой эмоциям не давала. Она была на грани, ходила по лезвию ножа, где с одной стороны - безмятежное спокойствие, а с другой - костёр с пылающим огнём, в котором можно сгореть. Нельзя было оступаться и падать ни в ту, ни в другую сторону. Это погубит её и, возможно, остальных. Но насчёт остальных она сейчас думала меньше всего. Её ладонь медленно сжималась в кулак, магия пульсировала сквозь тело девушки. Она заставляла лёд появляться прямо под днищем вражеского судна и, точно огромный бур, пробивать его сквозь, дабы разбить корабль на две половины и потопить. Ей требовалось много сил, но она отдавала их, не жалея. Она может остановиться лишь тогда, когда почувствует, что вот-вот потеряет сознание в изнеможенности. Но Нуминарис старалась делать своё дело быстро, чтобы этот "бур" пробил корабль, словно резкий удар молнией, чтобы враг не успел оправиться и понять, в чём же дело.
«Давай же. Давай!» - она крепче сжимала кулак и подводила руку к себе, вливая в заклинание огромные силы.

Отредактировано Нуминарис (2017-07-31 14:29:02)

+2

23

Хруст дерева говорил о том, что скоро ящер вляпается по самые не хочу, ибо падать было долго, а приземление не самое мягкое. Вот где крылья, что поднимут вверх, и где дыхание, что изничтожит всех, кто посмел посягнуть на его жизнь? Но задавать себе очередные глупые вопросы было некогда, и Саль, быстрым движением руки, вспорол себе вены острыми чёрными когтями. Горячая кровь полилась ручьём, и окутывала его в кокон захватив с собой воздух, когда ящер уже падал в воду. Все было отточено годами, и эльф позабыл о том, что заклинание могло не сработать. Но - успех. Легато сошло с одежды из-за дождя и сильного ветра, что помогло ему не покалечиться при падении. Надежный и временами проверенный кровавый кокон полностью поглотил мужчину, что свернулся в полёте в клубок (позу эмбриона).
Удар об воду был ощутимым, так же было ощутимо и то, что кровь вокруг него, стала быстро остывать. Но это однозначно лучше переломанных костей. И что он тут вообще делает, с каких пор чья-то жизнь имеет для него особое значение? С каких пор он стал чувствовать вину и когда проснулась в нем честь, чтобы охранять того, кто по своей воле спас ему жизнь. Задушить гордость и принять облик низшего, подвергать себя постоянной опасности, в то же время ставя на кон планы, которые так хочется осуществить. Чувство слабости и никчемности перед кем-то, заставляет выходить из себя и желать уничтожить все вокруг, невзирая не на кого и не на что. Ярость и животный инстинкт поглощали дракона, ненависть ко всему затмевалась разум, а жажда пролить чужую кровь буквально ощущалась на языке. Быстро выходить из себя он умел, но также быстро умел и брать себя в руки.
Сальвий закрыт глаза и набрал полные лёгкие воздуха, сосредотачиваясь на маг энергии что его окружала. Он хотел видеть, видеть тех, кто посмел напасть на них. Через воду, шторм, он чувствовал кровь, принадлежащую врагам. Как она струилась по их венам, как заставляла их маленькие сердца биться. Он быстро подсчитал количество врагов вокруг него, выдохнул воздух и позволил ярости завладеть им.

+1

24

Эйр недовольно цыкнула от всего того, что происходило вокруг. А вокруг царил типичный эльфийский новый год, только без удовольствий, это было ей совсем не по вкусу. Легато потихоньку смывался, позволяя ей уже начинать чувствовать магию, которая была вокруг, что немного упрощало жизнь. Не упрощали жизнь только все остальные. Наверное, Феникс была права, когда предпочитала врагов убивать без каких-то колебаний и сожалений. Если бы она была сейчас драконом, то вражеские судна полыхали бы от ее гнева. Что же, она не дракон, но еще немного, и она устроить непрошеным гостям не просто пекло, а что-нибудь похуже. Пусть помолятся всем богам те, кто из врагов попадет в ее руки, поскольку оторвется она на них по полной.
"Спокойно. мы не можем позволить себе мешкать."
Новая беда, в виде загадочного мутирующего все и вся тумана, заставила командующую лишь раздуть ноздри. Определенно, кому-то непоздоровиться, если он попадется ей.
- Не вздумайте касаться этой гадости! Отступайте, отгородившись щитами! - скомандовала внешним бойцам Ру, после чего перевела взгляд на Абигейл, которая решила действовать. На взгляд Лорда опрометчиво, но об этом они поговорят потом, когда выберутся целыми и невредимыми.
"Что за неуправляемая женщина! Сначала ятеж, теперь она прыгает с головою в бойню! Аби, ты же так и тысячи лет не проживешь. Хотя, может оно и будет к лучшему."
- Жмите другого щитами, - тихо скомандовала ближайшим воинам Эйр, доставая оба верных клинка из ножен, собираясь пустить в нарезку все и всех из врагов, что ей попадется под руку. Быстрые шаги, с привлекающим внимание криком. За доли секунды она рванулась, памятуя о тех ранах, что были нанесены до того, из-за защиты воинов обрушивая на другого дворфа удары клинков и используя их в качестве защиты.
Тем временем, Ру заметила, как те воины, что были внутри, вышли в коридор, отсекая гномам возможность к отступлению на палубы, но эльфийка все еще помнила про чертовы артефакты, которые могли телепортировать гаденышей, так что была готова в любой момент изменить линию атаки или отступить в защиту.

+1


Вы здесь » Ивет-Лотар » Настоящее время » Г1.Ч1.Э1. Adversor et admorsus


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC