У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f

Время в игре: 1305 г. VIII-X месяцы.

Краткие новости:
23.07.2017.
Теперь наш форум доступен по новому адресу.
Эпизод сезона
Нуминарис - дочь императора, исполняя роль дипломатического посла, направляющегося в северные горы Амиры в качестве представительницы Ивет-Киэтира, попадает в... Читать далее...
Пост сезона
...но сейчас, когда у неё в руках была такая возможность, когда её судно уже двигалось в верном пути, шатаясь на волнах, она колебалась. читать далее...

Ивет-Лотар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивет-Лотар » Настоящее время » Г1.Ч1.Э3. Долгая дорога.


Г1.Ч1.Э3. Долгая дорога.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://s8.uploads.ru/z5a2b.png

Долгая дорога
Глава первая. Часть первая. Эпизод третий.
http://se.uploads.ru/YJW51.png
Участники: Аннетрис, Тайвин.
Дата: 7.VIII.1305.
Описание событий: покинув берега Амиры, императрица Аннетрис и ее флот проделали долгий путь из Колдира до северо-океанского пролива, причалив к берегу неподалеку от Эстергета. Получив сперва новость о смерти сына, а затем срочную депешу о начале восстаний в Вадстене, Аннетрис вместе с мужем и гвардией спешно возвращается в империю.
Необходим ли присмотр ГМ: Тайвин на месте, Шондакул присматривает.
http://se.uploads.ru/YJW51.png
Дополнительная информация по квесту

НИП:

http://sf.uploads.ru/Ew8GO.png
Вильгельм фон Таннис:
60 лет. Человек, северянин. Выглядит чуть моложе и изысканнее своих лет. Муж императрицы Аннетрис, ее телохранитель, капитан императорской гвардии. Сопровождал ее во время всего путешествия к Серым магам.
Ключевые навыки:
- Владение древковым оружием: 100.
- Владение клинковым оружием: 100.
- Владение щитом: 100.
- Акробатика: 65.
- Магия поддержки (Волшебство): 75 (мастер).

0

2

Аннетрис никогда не испытывала “морской болезни” при качке на корабле, и уж тем более вне моря. Однако сейчас, пребывая в глубочайшей депрессии и состоянии недосыпа, женщина мысленно готовилась покрыть своим кривым завтраком все в зоне прямой видимости, какой бы мерзкой эта идея не казалось; ее тошнило даже тогда, когда корабль давно остался позади, за озером Вольчим, и уже как сутки она путешествует наземным транспортом - сидя на мягком, обитом бархатом сиденье роскошной кареты, охраняемой лучшими солдатами Вадстена, в сопровождении их командира, а по совместительству своего мужа.
Узнав о прибытии важной персоны еще за сутки, градоначальник Эстергета любезно согласился перекрыть все улицы, по которым проедет императрица; та, в свою очередь, в городке решила не задерживаться, чтобы поскорее вернуться в столицу и заняться разгоном проклятых бунтов.

Глядя на пустынные, чистые, почти что нарядные улицы Эстергета, Анна молчала. Лишь роились в ее голове мысли и подозрения. В частности о том, что возмущения под Вадстеном и Эстергетом могли быть спровоцированы кем-то со стороны. Вот только кем - загадка. Эльфы вряд ли приложили к этому руку - не их методы, один черт. А вот если кто побогаче…
Пасмурная погода, стоящая над городом уже несколько часов, стала усиливаться. Где-то вдалеке послышались первые раскаты грома, а затем и сверкнула бледная молния, заставившая императрицу отстраниться от окна кареты, в которое она пару минут назад была готова выброситься и покатиться кубарем по холодной мостовой, лишь бы голова начала варить хоть что-то, кроме депрессивных мыслей по поводу гибели Клаусса и плачевного состояния дел в империи. И даже возможность надеть любимое платье после долгого морского путешествия не радовала Аннетрис. Черно-белое длинное платье с высоким воротом, короткими рукавами и черной юбкой, в котором она так любила красоваться перед огромным дворцовым зеркалом, сейчас для любящей наряжаться женщины стало ничем иным, как простой тряпкой, в которой ей хотелось растечься лужицей по подпрыгивающей на кочках карете. Чтобы сбежать от всеобщего внимания и побыть наедине с собой.
Чтобы о ней никто не вспоминал хотя бы пару часов.

Удивленные дети высовывались из окон домов. Взволнованные родители отгоняли их, закрывая ставни. То ли боялись дождя, то ли ужасной репутации едущей в карете особы. Да и императорские гвардейцы свое дело знали - воины в грозной тяжелой черной броне, лишь почувствовав недобрый взгляд в сторону императрицы, немного пришпоривали скакунов и закрывали собой госпожу от любой, даже самой малозначительной и невозможной угрозы, отчего Аннетрис сейчас чувствовала себя как в живой бронированной коробки, из которой выбраться и пойти пешком ей не позволил бы банальный этикет.

внешний вид в этом квесте:

http://se.uploads.ru/1R9cN.png

Отредактировано Анна (2017-07-03 22:49:37)

+1

3

Полученные сведения о перемещениях вадстенцев подтвердились: посланный на разведку всадник вернулся с хорошей вестью: в Эстергёт направлялась роскошная карета, окружённая кавалеристами в чернёной гербовой броне. Несомненно, она принадлежала высокопоставленной особе, - той, что и являлась целью путешествия небольшой группы друидов.
Бадр, человек средних лет, теперь вёл своих людей впереди императрицы, держась от её служек на весьма почтительном расстоянии. Они - друиды -  всего лишь кучка путешественников, коих полно в этих людных местах,  до поры до времени не должны были привлекать к себе излишнего внимания. Тем более, что помимо них Аннетрис, если всё будет гладко, должны поджидать и наёмники, которым и отводилась довольно большая роль в намечающемся деле. Даже решающая роль, если будет угодно, ибо организовать засаду при такой охране - это нужно уметь. И, если что-то пойдёт не по плану, вся операция может быть сорвана.
“Иштара, помоги!”

Осенняя пора играла им на руку: вряд ли кого-то в городе удивит появление даретцев или иных путников, что заранее решили озаботиться подготовкой к зимнему сезону, прибыв в ближайший крупный город, дабы закупиться вещами, коих не достать в деревне. Люди, по внешнему виду подобные пришельцам, отовсюду стекались в город, и с каждым днём их будет сновать всё больше, как и торговых караванов, совершающих свои последние заходы перед тем, как земля покроется снегом, а дороги заледенеют.

Уже на подъезде к городу группа отпустила собственных лошадей в лес, раскинувшийся неподалёку от Эстергёта вдоль тракта: при проникновении в город шумные животные только помешают, но могут и вовсе выдать случайным ржанием или топотом копыт. Теперь гораздо полезнее и эффективнее будет прибегнуть к помощи магии, а именно - иллюзиониста, коим располагал небольшой отряд. Одним из немногих, обладающих этим редким в Конвейне Даром, и весьма полезным сегодня.
В последний раз собрав подчинённых и обговорив план действий, до и после пересечения черты городских ворот, Бадр кивнул чародейке. И в тот же миг темноволосая женщина откинула капюшон дорожного плаща и еле слышно зашептала слова Чародейского языка, сопровождавшиеся короткими плавными движениями рук, в одной из которых был зажат небольшой кристалл. Она колдовала невидимость для всех шестерых членов Круга, давая им возможность прошмыгнуть мимо стражников.
Погода также благоволила друидам: небо было застлано свинцовыми тучами, вот-вот грозившими обрушиться дождём на беззащитный город, и это вынуждало горожан и гостей Эстергёта стремиться поскорее укрыться где-нибудь под сводами многочисленных городских построек. И тем легче было лавировать чужакам среди изредка попадавшимся у них на пути людей, стараясь держаться друг к другу как можно плотнее, дабы не выступить за поле невидимости, созданное чародейкой.
Ещё мгновение - и первый этап планирующейся операции будет завершён.
[NIC]Бадр[/NIC] [AVA]http://s018.radikal.ru/i504/1707/3a/5cdbdae6a431.jpg[/AVA] [STA]Прогресс уничтожает людей[/STA]

+1

4

День не задался с самого утра, мать его в задницу. – столь глубокая мысль посещала голову Карла вот уже несколько часов, упорно отказываясь уходить из покрытого клочьями рыжих патл черепа. Будни сержанта городской стражи суровы и полны всепоглощающей, ужасающей скуки, что изгоняется исключительно большими объемами кислого пойла непонятного происхождения –и сегодняшний день в этом плане мало чем отличался от любого другого. За небольшим, но весьма досадным исключением: полученным сверху приказом поднимать бойцов, перекрыть улицу и ждать распоряжений.

Гудящая, подобно колоколу, голова сержанта не добавляла энтузиазма. Но приказ Карл выполнил, расставив два десятка своих раздолбаев на постах по обе стороны одной из улиц, отходящих от ворот и примыкающих к главному тракту – сам же, сидя на узловом посту под небольшим навесом, с затаенной злобой и вселенской усталостью глядел на проходящих тут и там группки людей, то и дело сливающиеся в тусклые пятна. Происходящее на вверенном участке его решительным образом не интересовало. Что вообще могло пойти не так?

[NIC]Сержант[/NIC]
[STA]Stop Right Here Criminal Scum[/STA]
[AVA]https://i.paste.pics/77ea909e9881f9c68b14e94c98af3ee1.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]

+2

5

Оливер небрежно свалил обмякшее тело в угол, дабы оно не мешало передвижению по зачищенному дому. Сопротивление немолодого мужчины было пресечено одним умелым ударом стилета, быстро и без мучений унёсшим жизнь хозяина дома, окна которого выходили на улицу, что через совсем короткий отрезок времени будет перекрыта городской стражей. Времени было в обрез, что и подхлёстывало мага действовать осторожно, но как можно быстрее.
Чуть приоткрыв створки ставней, друид убедился, что из занимаемой им комнаты на втором этаже достаточно хорошо видно улицу, на которой уже начинали маячить среди простых и не очень горожан люди в кирасах.

Лиссандра, темноволосая иллюзионистка, присоединилась к небольшой группе наёмников, что заняла проулок, выходящий на главную городскую улицу. Активно делая вид, что заигрывает с тремя находящимися рядом с ней мужчинами, чародейка наблюдала за людьми, примерно рассчитывая собственные силы. Когда всё начнётся, именно ей предстоит в большей степени брать на себя отвлечение эстергётских бойцов.

Альста также наблюдала за перекрытой улицей, в одиночестве затаившись на первом этаже пустующего дома, замки которого нехотя, но поддались под давлением чародейки. Теперь, сидя у зашторенного старой тряпкой окна, она ожидала начала Дела.

Рахим же, отправленный командиром их небольшого отряда дальше всех от ворот, через которые должна была проехать императрица, должен был помешать карете скрыться. А помогать ему в этом должны были пять здоровых лбов с арбалетами, ожидавших команды южанина в закоулке.

Бадр, как главный, взял на себя начало операции, а уже после него в дело вступят все остальные. Согласно плану цепочка была такова: стоит подняться шуму, как Лиссандра начинает творить отвлекающие заклинания; Рахим замедляет, а то и приостанавливает движение северян; Альста разбирается с сопровождением кареты; Оливер, находящийся выше всех, прикрывает остальных. Наёмники же, коих было 8 душ, должны были обеспечивать чародеям поддержку и сразу пытаться захватить императрицу живьём - в лучшем случае. В худшем же - убить сразу, не боясь.

http://se.uploads.ru/YJW51.png

Бодрую дробь копыт по каменной дороге было слышно издалека: Бадр сразу же начал читать заклинание, сжав в ладони зеленоватый камешек, используемый им для колдовства. Несколько пасов свободной рукой, и призыв животных осуществился: множество крыс, верных спутников людей во все времена, ранее прятавшихся глубоко в норах и подвалах домов, теперь высыпали на улицу, буквально обезумев от ужаса, насланного на них магом. Звери, яростно пища, в считанные мгновения устлали улицу собственными телами, не только бросаясь под копыта лошадей и колёса кареты, но и не страшась взбираться на неё. Некоторые, особо отчаянные (а таких большинство!), умудрялись даже цепляться за людей, оказавшихся у них на пути.
Естественное сопротивление, оказываемое теми несчастными, по чьей одежде взбирались хвостатые, только злило грызунов, вынуждая пускать в ход опасные, подобно лезвию, резцы. Как известно, даже небольшая группа этих животных способна загрызть и сожрать небольшую собаку, а уж такая орда…
Бадр, всё это время находившийся в тени постройки, закончив каст, отступил в здание, где его ожидала Альста. Похлопав женщину по плечу, командир передал ей молчаливое указание начинать. Дело пошло. Не отрываясь глядя на улицу и нашёптывая заклинание, чародейка сосредоточилась на сплетении заклинания, дабы манипулировать пролитой кровью раздавленных крыс, создавая иглоподобные фигуры. Этого мало для серьёзной атаки, но достаточно, чтобы при удачном стечении обстоятельств поразить одного-двух бойцов врага.

И без криков, доносившихся с другого конца улицы, было ясно, что всё началось: появившаяся пятёрка арбалетчиков, получив кивок от темнокожего мага, устремилась на улицу, выцеливая конников. Череда лёгких щелчков, издаваемых резким разжатием тетивы, ознаменовали начало стрельбы. Теперь дело было за Рахимом, еле успевшим увернуться от стаи крыс, внезапно вынырнувшей из щели в основании здания. Благо, те умчались прочь, ведомые зовом мага Природы, что позволило вазирцу начать колдовать. Опустившись на колени, Рахим, сжав в руке чернёный кристаллик, принялся тихо нараспев читать заклинание, сотворяя песчаный аркан. Именно он должен перекрыть часть улицы, не давая карете вырваться вперёд и умчаться, миновав засаду.

Лиссандра не спешила вмешиваться в борьбу, как и её спутники. Напротив, чуть отступив в тень зданий, женщина начала колдовать галлюциноз на стражу, прибывающую на помощь вадстенцам. Желая запутать и запугать неприятеля, она колдовала иллюзии невообразимых монстров, выбегающих на улицы и бросающихся на воинов.
[NIC]Бадр[/NIC] [AVA]http://s018.radikal.ru/i504/1707/3a/5cdbdae6a431.jpg[/AVA] [STA]Прогресс уничтожает людей[/STA]

+2

6

Ритмичный, неспешный цокот копыт по мостовой вдруг прекратился. Анна нахмурилась. Что-то здесь было не то. Кажется, она не давала команды останавливаться. В столь унылом настроении она могла и не помнить отданных ею же приказов… Нет, она была уверена в том, что она не давала приказа остановиться!
Где-то позади кареты, вдалеке, послышались протяжные, но приятные слуху Анны крики. Крики агонии и боли. Эти звуки она не спутает ни с чем.
- Aecáemm! - Рявкнул Вильгельм. Его голос императрица тоже узнает среди десятков других. И она знала, что этот человек никогда не повышает голоса на ровном месте, просто так. - На изготовку! В линию!
Происходящее даже начало ее немного интересовать. И даже пугать. Высунувшись из квадратного окна кареты, женщина взглянула в сторону криков. В сторону колонны гвардейцев, словно живая, переливающаяся и перекатывающаяся волна, надвигалась стая грызунов. Аннетрис даже несколько раз поморгала, уж не показалось ли ей? Нет, не показалась. Толпа крыс самых разных цветов и размеров накидывалась на стражу городка, легко прокусывая и проникая под их легкую броню, кидалась на гвардейцев Вадстена, уже встречая сопротивления: воины в полной латной броне не были столь легкой мишенью. Щели между латами были слишком малы для крыс, а потому, имперцы принялись давить и отбиваться щитами от подступающих тварей.

Белоснежный скакун с красивым мужчиной на нем подъехал к окну кареты. Лицо Вильгельма отображало искреннее волнение, а со лба от напряжения начинали капать первые капельки пота.
- Сиди здесь, мои люди разберутся с этим, - не слишком уверенно заявил пепельноволосый, покосившись на живую линию из гвардейцев, почти мгновенно перекрывших всю улицу стеной из башенных стальных щитов. В ответ Анна покосилась на растаптываемую толпу крыс и снова на своего мужа.
- Может, тебе помочь? - Удивительно-спокойным, почти ехидным тоном спросила она, на что Вильгельм лишь нахмурился, подтверждая серьезность своих слов, да поскакал вперед, к гвардейской линии, читая заклинание Школы Поддержки: групповое исцеление, которое начинало немедленно исцелять редкие раны и укусы на телах воинов. Проводником заклинания капитана был его собственный серебряный меч, которым он направлял магию по целям, что Аннетрис издавна считала не слишком удобным. Ей магия давалась намного легче.

Но и идея просто так сидеть ей не слишком льстила. Недовольно хмыкнув, императрица открыла дверь кареты и ступила на мостовую. Дабы не ждать, пока ее сгрызут прорвавшиеся через толпу гвардии крысы, женщина оттолкнулась от земли, направив хлестким жестом руки подушку из ветра себе под ноги.
От резкого взлета воздух в легких на пару мгновений сбился, но когда Аннетрис зависла на высоте пятнадцати метров от земли, дышать снова стало легче. Заклинание она поддерживала направив раскрытую ладонь левой руки к земле, создавая прямо под собой невидимую область из густого воздуха, позволяющую ей почти без затрат сил леветировать.
- Осталось найти шутника, - озвучила свои мысли вслух Анна. Для нее гибель стражников и применение высокоуровнего заклинания Природы - есть ничто иное, как шутка. - Пусть будет там!
Подняв чуть выше головы правую руку, женщина сфокусировала на небольшом расстоянии от ладони энергию воздуха в одном из самых убийственных заклинаний Школы Ветра: шаровой молнии. Увидеть ее было сложно. Пока что. Но уже через несколько мгновений молния начала искриться и обжигать, а потому Аннетрис тут же запустила ее в крышу ближайшего здания, в котором, возможно, мог прятаться недоброжелатель. Все равно все гражданские уже давно разбежались и попрятались, так что терять нечего.
Вспышка. Шаровая молния достигла твердой поверхности. Чтобы не повредить глаза, императрица на мгновение зажмурилась.

+3

7

С самого утра никто из стражников Эстергёта не ожидал, что что-то может произойти. «А и случись что, так вадстенские сами сдюжат» – примерно  так думал чуть ли не каждый из них, справедливо предоставляя тяжеловооруженным гвардейцам из охраны императрицы Аннетрис возможность выполнять работу по защите своей госпожи. Им-то, стражам, что, их дело малое – следить за порядком и держать добрых эстергётских бюргеров подальше от венценосной гостьи.
В конце концов, люди никогда не отличались эльфийским фанатизмом по отношению к главе государства, особенно если это не глава твоего государства. Неудивительно, что до сей поры стража откровенно скучала, отделяя черную колонну вадстенской гвардии, медленно скачущей по центральной улице, от постепенно прибывающих зевак.
Не было ничего удивительного и в том, что когда на центральной улице началось форменное безумие, эстергетцы оказались застигнуты врасплох.

Хлынувшие стаи крыс, казалось, вела чья-то злая воля – но никто из горе-вояк этого не заметил, ибо все они были заняты поиском своих челюстей, рухнувших куда-то на землю при виде пестрого, пищащего воинства. Большинство стражников просто не успело впасть в панику, настолько неожиданным и невероятным казалось видение крысиной волны: некоторые падали на месте, сбитые с ног и получая скорее случайные укусы, другие в удивлении отшатывались, бросая оружие и потирая глаза. Раненых и убитых можно было пересчитать по пальцам, ведь животные не были кровожадной стаей хищников, но лишь испуганными грызунами, кусающими лишь тех, кто стоял на пути – однако с выполнением своих задач стража откровенно не справлялась.

В отличии от обладавших какой-никакой подготовкой стражников, уличные зеваки, коих к моменту приближения вадстенцев собралось немало, отличались суеверием и трусостью, и вид приближающихся крыс произвел на них неизгладимое впечатление. Издавая многоголосый крик ужаса, похожий на верещание десятка раненых вирмлингов, толпа зевак единым и очень тупоголовым организмом дернулась разом во все стороны, буквально сметая редкую цепь стражников, давя упавших и частично высыпая на улицу – вместе с крысами, под ноги едущих вадстенских всадников. Паника нарастала каждое мгновение, и никто не заметил, как потоки крови, выдавленные из убитых крыс и нескольких растоптанных горожан, медленно оттекают в сторону, формируя готовые к броску иглы. С каждым мгновением этих игл становилось все больше – работа Альсты, скрывающейся в «зачищенном» доме, никто не заметил.

Вадстенцы, в отличии от своих безалаберных вассалов, сработали гораздо лучше. Отлично обученных гвардейцев было не так-то просто сбить с толку, а тяжелые латы надежно защищали от крысиных укусов. Потерь не было, однако исполнение приказа Вильгельма было затруднено паникой и давкой, разразившейся совсем рядом. Подвели и кони: несколько из них, испуганно встав на дыбы при виде крысиной стаи, сбросили всадников и образовали брешь на фланге. Несколько секунд спустя строй был восстановлен, однако часть стаи успела ворваться за строй, путаясь у гвардейцев под ногами, проскальзывая меж щитов, пугая лошадей и устремляясь к карете. Длинные мечи вадстенцев – не лучшее оружие против мелких и юрких грызунов. Муж же императрицы, похоже, выбрал не лучший способ поддержки: его заклинания, конечно, лечили поверхностные раны – однако в случае с крысами, неспособными загрызть латника, были пустой тратой энергии. В суете перестроения мало кто заметил, как где-то в стороне беззвучно щелкнули арбалеты и один из гвардейцев, пораженный болтом в сочленение доспехов, рухнул наземь – внимание было привлечено хаосом на улицы, а затем – явлением самой императрицы, опрометчиво решившей внести свой вклад в битву с непонятным доселе врагом.

Вклад, надо сказать, оказался впечатляющим: сияющая сфера, с ревом сорвавшаяся с рук Анны, громко рванула на крыше ближайшего двухэтажного домика, разбрасывая черепицу и заставляя тлеть деревянные перекрытия. Из  пробитую в крыше брешь медленно закурился столбик дыма, вспышка и ужасающий грохот заставили и без того дико испуганных крыс, зевак и на сей раз даже гвардейских коней дернуться в приступе паники, наваливаясь на солдат.  Строй гвардейцев на несколько секунд пошатнулся. К сожалению, «шутников» внутри не было – под горячую руку владыки Вадстена попали лишь простые обыватели.

Несколько мгновений – и земля на пути уже опустевшей кареты вздыбилась, медленно формируя подобие песчаной плети, и в отличии от прочих заклятий друидов, аркан откровенно привлекал внимание. Рахим, плетущий его, был вынужден удерживать концентрацию еще недолгое время, пока аркан не был наброшен на цель – и момент, когда его поймают или того хуже, оказался поистине делом этого самого времени. На счастье, друиду повезло: группа из двух десятков стражников Эстергета – подкрепление с другой улицы – почему-то замешкалась, словно увидела нечто очень странное.

А буйство хаоса вокруг кареты все продолжалось…

+1

8

Мощёная камнем улица обагрилась не только звериной кровью, но и людской. Обезумевшие от ужаса крысы беспорядочно метались под ногами солдат и простых зевак, паникующих не меньше, чем они сами. А давка только способствовала тому, чтобы никто из них и не пытался разобрать дороги: крысы бросались под сапоги и копыта, люди бежали прямо по ним. Крови - материала для колдовства Альсты - становилось всё больше, как и создаваемых ею смертоносных игл.
И, взмыв на уровень полутора-двух метров от земли, эти смертоносные кровавые орудия с огромной скоростью горизонтально к земле устремились в разные стороны. Сначала одни, затем другие - между своеобразными выстрелами успевало пройти около 5 секунд. И полёт игл прерывался лишь с нахождением препятствия: они застревали где-то внутри плоти и в стенах.

Бадра не сбивали крики и стоны, доносившиеся с улицы: опыт позволял ему концентрироваться и колдовать ещё и не в таких условиях. Произнеся новое заклинание, чуть взмахнув рукой, словно бы направляя призываемых, и используя свой неизменный атрибут - кристалл, друид вызвал себе на помощь других человеческих спутников. Крылатые насекомые, что облюбовали городские дома, слетались к месту действия и сгущались над людьми, подобно стрекочущим и жужжащим тучам. Ещё мгновение, и всё это живое месиво опустится на людей внизу, жаля и забиваясь под латы, в раскрытые рты, или же набросится на императрицу.

Преградив дорогу карете сотворённым заклинанием, Рахим выполнил свою задачу. Однако, как успел увидеть сарсонец, женщина, которую они преследовали, самостоятельно покинула карету и теперь левитировала над ней. Ещё мгновение - и с руки императрицы сорвалась искрящаяся сфера, поразившая соседний дом. Благо, что там не было никого из их Ковейна. Но попасть по цели в воздухе магу земли значительно сложнее, чем другим собратьям, а потому Рахим переключил внимание на вадстенцев, что были на земле. Среди воинов в доспехах не внешне, но поведением выделялся их, по-видимому, прямой начальник - Вильегльм, чей голос чуть пробивался сквозь крики и истошное ржание коней. Именно его темнокожий чародей и выбрал в качестве своей следующей цели, начав колдовать “деформацию”. Произнеся, словно выплюнув, несколько слов на Чародейском языке, сарсонец резко выбросил руку вперёд, будто бы бросая эти самые невидимые снаряды.
Однако, в отличие от мага, наёмники вполне могли поразить левитирующую женщину, что и попытались сделать, начав целиться в неё. Мгновение - и арбалетные болты устремились к женщине.

Галлюцинозом Лиссандра создавала в рядах неприятеля ещё большую панику, не давая бойцам даже понять, что происходит вокруг них. Твари, созданные ею, не могли нанести физического вреда воинам, но они способствовали тому, чтобы те отвлекались и постепенно выдыхались. А главное - не мешали.
Основную угрозу представляли вадстенские гвардейцы, а потому внимание чародейки было переключено на них. Заклинанием “берсерк”, создаваемым под прикрытием нескольких наёмников с арбалетами (пока не пущенных в ход), иллюзионистка намеревалась посеять смуту и среди конников, заставив видеть некоторых из них вместо союзников врагов и нападать на них.

Оливер мысленно возблагодарил Иштару, что в доме, поражённом молнией, находился не он. И, опасаясь, что следующим же ударом взмывшая в воздух женщина попадёт именно в него, чародей принялся колдовать водную сферу, дабы нанести удар первее. Нараспев произнесённые слова заклинания, резкое движение свободной от кристаллика руки, - и плотная водяная сфера устремилась к цели.

+2

9

Крики людей внизу не печалили и не волновали Аннетрис. Для нее люди - лишь разменная монета. Материал, как дрова для печи. И сейчас, даже когда на ее людей накинулись стаи разъяренных животных, женщина чувствовала особое, садистское удовольствие. Ей нравилось происходящее, хоть она и не понимала что именно происходит, кто ее загадочный враг. Видеть смерть - ни с чем не сравнимое удовольствие; зависнуть над местом, где происходит резня, поливая округу чистой, дикой магией - сродне оргазму, или даже чему-то гораздо более приятному. Закипающая кровь, пробуждающийся зверь! Ни одному вампиру и не снилось то безумие, какое приходит, стоит лишь попробовать вкус настоящей дикой магии, несущей смерть и разрушения в каждом своем проявлении!
Водная сфера, закинутая высоко в воздух, смешно. Было бы смешно, если бы Анна была в настроении смеяться.
Вытянув вперед обе руки, императрица выпустила вперед огненные потоки в виде мелких, круглых взрывоопасных градин. Несколько врезались в шар, с грохотом взорвавшись. Последующие же плотным потоком, дождем устремились туда, откуда этот водный шар полетел, предположительно - в наглого, самоуверенного, но малого, по сравнению с пылающей драконорожденной, колдунишку. Но и дожидаться, пока засранец выйдет с поднятыми руками, женщине не хотелось. Прервав обстрел огненными бомбами, Аннетрис сфокусировалась на пространстве вокруг дома, медленно сжимая его мощным, сплошным воздушным прессом вместе с находящимися в нем живыми существами. Пальцы ее скрючились от напряжения, а зубы сжались до свиста в голове, но удовольствие того стоило. Она почти пожалела о своей предыдущей атаке, ибо ее успех означал бы мгновенную смерть ее врагов.
А она хотела развлечься!

Вильгельм же вместе с гвардейцами пытался отбиваться от подступающих существ - крыс и насекомых. Если первых отлично поражал меч, то вторых - нет. Капитан прибег к более практичному оружию - огненной гранате, закинув ее в толпу своих подчиненных. И это не был удар в спину. Гвардейская броня отлично защищала от термального урона, в то время как живые существа, не защищенные двойным слоем металла и подбронника, умирали почти мгновенно.
После чего, убедившись, что хотя бы группу своих людей он защитил, капитан продолжил читать заклинание, разъезжая сквозь сбившуюся в кучу линию бойцов, продолжая поддерживать боевое исцеление.

+2

10

Действия императрицы и друидов пробудили поистине страшные силы, обрушившиеся на копошащихся внизу людей. Жители Эстергета, стражники, ее собственные гвардейцы – все они разом стали ничем кроме жалких кукол, чьим жизням цена – несколько медных монеток. Пораженный шаровой молнией дом уже заходился пламенем, но всем было безразлично – толпа в ужасе дергалась из стороны в сторону, зажатая между щитами гвардейцев, стенами, буйствующими крысами и собственным ужасом. Стаи жалящих насекомых лишь добавили в адскую фугу несколько дополнительных аккордов безумия. Толпа бежала и дергалась, наваливаясь на солдат и давя их массой, топча упавших, погибая от гвардейских мечей и в целом  полностью лишившись рассудка. Стаи гнуса жалили и солдат – в отличии от крыс, защититься от них было просто невозможно, они проникали сквозь прорези в шлемах, жалили по открытым участкам, раздражительно и очень болезненно. Стена щитов заволновалась и медленно, шаг за шагом подалась назад, уступая безумствующей толпе и смыкаясь вокруг уже пустой кареты…
А в небесах столкновение магии продолжало свою кошмарную работу. Устремившаяся вперед водная сфера сошлась с яростью Дикого пламени Анны – и несмотря на то, что первые огненные снаряды, столкнувшись с плотной водной оболочкой, предсказуемо потухли, их напор был слишком яростен. Взрывы последующих огненных зарядов нарушили структуру сферы и сместили ее траекторию, в результате чего та пролетела мимо, не задев императрицу.
Оливеру же не повезло. Видимо, решив наблюдать за сферой, он замешкался – и очередь огненных снарядов, влетая по направлению сферы, поразили как раз в оконный проем. Горящий комок хлопнул совсем рядом с друидом,  рассеивая острые щепки от оконной рамы прямо ему в лицо; следующие же две угодили прямиком в цель. С громким криком ужаса Оливер отшатнулся назад и рухнул на пол, прижимая руки к обожженной до мяса груди. Он был еще жив, но продержаться без помощи – или вмешательства высших сил – долго не сумел бы.

Дом затрясло – сжимаемый со всех сторон новым заклятием Анны, он сминался и сыпался… но лишь несколько секунд. Мало кто видел, как в левитирующую над погромом и не пытавшуюся защищаться или уклоняться владыку Вадстена устремилось пять болтов – и два из них пронзили левое плечо и левый бок женщины, разливаясь вспышками острой боли. Заклятье рассеялось в то же мгновение, когда женщина вскрикнула, теряя концентрацию. Ранения не были смертельными или даже особенно тяжелыми – но в данный момент сил Аннетрис хватило бы только на то, чтобы относительно мягко пролевитировать до земли. Либо разбиться, пытаясь достать обидчика.
Гвардии приходилось тяжко. Теснимые силами природы и буйствующими горожанами, они едва держались – несколько минут. До тех пор, пока темно-багровые лужи  за их спинами не сформировались в вееры игл и не ударили со скоростью выпущенной в упор стрелы по всем подряд – прошивая тела горожан, убивая крыс, изредка пробивая в стыки доспехов солдат, заставляя упасть и более не подняться. Волна ужаса и хаоса очередным багровым приливом накрыла улицу. Впрочем, вадстенцы бы выстояли – тяжелая броня защищала их от удара кровавыми иглами довольно неплохо…
Если бы откуда-то из-за спин не ударило невидимое ядро, буквально выпалывая просеку среди солдат, разбрасывая их как кукол и проминая тяжелые доспехи. Удар, направленный в Вильгельма, пришелся на буквально закрывающих его гвардейцев, но смешал строй и убил нескольких из них; ответные действия лорда казались и вовсе безумными – бросок гранаты прямо в своих, прямо в тыл. Нет, взрыв испепелил немало крыс и насекомых, а от кратковременной вспышки кое-как защитила нагревшаяся, но уцелевшая броня – вот только ударная волна сбила с ног и солдат, образовав на несколько секунд еще одну брешь в строю, в которую немедленно устремились новые звери и безумствующая толпа. Секунды – и вадстенцы были разделены на две группы, окруженные стенами, толпой и крысами. Вильгельм оказался в меньшей из них, со всех сторон прикрытый сбитыми в кучу гвардейцами.
Заклинание берсерка Лиссандры подействовало – четверо попавших под воздействие конников в ярости обрушились на ближайшие мелькающие фигуры, не разбирая ни своих, ни чужих, ни мирных жителей, однако не имея места для разбега и маневра, особенного урона не нанесли – не больше, чем свалка, происходящая чуть впереди.

Итого: улица завалена трупами и перекрыта толпой, которая абсолютно неуправляема. Множество гражданских погибло. Гвардейцы по большей части живы, но разделены и сильно сжаты в маневре. Оливер тяжело ранен и небоеспособен. Вильгельм жив и не ранен, Анна ранена в верхнюю треть левого плеча и по касательной в бок на уровне IV ребра, органы не задеты. Концентрация Анны сбита, падает с высоты, до падения Анна может скастовать одно заклинание на выбор.

+1

11

- Подрезали птичку, - прогрохотал довольный голос одного из арбалетчиков, комментируя попадание в императрицу, но Рахим, полностью сконцентрированный на колдовстве, радости не испытал. Некогда.
Была лишь досада, ибо он, намереваясь поразить капитана гвардии, не смог в него попасть. Нарушил и без того расхлябанный строй бойцов, нескольких убил, но цели не достиг. И это было плохо, ибо с гвардейцами надо было что-то срочно делать: их было много, они слишком мешали, всё ещё пытаясь оказать сопротивление.
Но был и плюс: стараясь держаться как можно ближе друг к другу и не пропускть сквозь свой строй чужаков, воины становились довольно удобной мишенью для нового заклинания. В последний раз окинув улицу взглядом, сарсонец выбрал в качестве цели группу, в которой, как ему показалось, было больше всего людей в чернёных доспехах - в это густое людское месиво он и намеревался наслать смерть прямо из-под земли в виде острых каменных копий.
Слова, произнесённые нараспев, плавный взмах руками, и копья находят себе дорогу, стремительно вырываясь из-под ног людей.
Наёмники же, наблюдая за полётом “птички”, явно собирались завершить начатое дело. А потому, спешно перезарядив арбалеты, вновь открыли стрельбу, надеясь, что болты найдут лазейку среди стены других людей.

Усилившиеся крики с улицы ласкали командиру друидов слух: там, за стеной, явно начался самый настоящий хаос. Однако колдовать что-то новое Бадр не стал, лишь поддерживая прошлые призывы, дабы не дать животным забиться по углам слишком рано и даже подхлёстывая в них агрессию к двуногим, вынуждая продолжать нападать.
Альста же, в отличие от него имевшая возможность наблюдать за людьми через щель в окне, уже достигнутым результатом осталась недовольна. Они, пятёрка из Ковейна, могут и большее, нежели простое запугивание жителей Эстергёта. Намного большее. И она это вскоре продемонстрирует: усевшись прямо на пол, чародейка сконцентрировалась, наполняя собственную кровь магической энергией, способной увеличить силу колдовства.

Арбалетчики Лиссандры не давали случайным горожанам или же паникующим солдатам подойти слишком близко: кто-то из них стрелял, а кто-то был вынужден даже отталкивать и отбрасывать людей подальше. Благо, что это были единичные случаи, ибо основная человеческая масса находилась в отдалении от них, что, правда, не мешало чародейке колдовать на них.
Заклинание “берсерк” не достигло ожидаемого эффекта, но не беда. Нарушить строй поможет ещё более запуганная толпа: Лиссандра вновь зашептала давно заученные слова заклинания, параллельно делая вспомогательные пасы руками. Создание иллюзорного пламени почему-то всегда доставляло ей некоторую долю удовольствия - ты не причиняешь прямого физического вреда своей жертве, однако она всё равно испытывает страдания. Идеально.
По задумке друида пламя должно было охватить не только наибольшие скопления горожан, но и гвардейцев - малую группу.

P.S. Магия Рахима => магия Лиссандры.

+1

12

Где-то в боку неприятно стрельнуло. Выброшенный в кровь адреналин не дал боли распространиться, а потому, все, что почувствовала императрица - это то, как развеивается под ней густой магический воздух. Притяжение резко стало ощущаться намного сильнее, ее с огромной силой потянуло к земле; боли почти не было, но в глазах стало стремительно темнеть.
Поняв, что из-за нелепой оплошности она проигрывает эту схватку, императрица решила отступить. Но не потому, что она струсила, а потому, что если она исчезнет с поля боя, ее солдатам не придется заботиться о ее защите и они смогут перейти в наступление; бежать с поля боя, не убедившись, что враг мертв - тоже не хорошо, но Аннетрис сейчас куда больше волновалась о том, что ее нелепая смерть повлечет еще большее ухудшение отношений между Вадстеном и его внутренними “хозяевами”.

Вытащив из рукава листик артеири, императрица положила ее под язык и обратила взгляд в сторону стремительно приближающейся земли, вытянув вперед левую руку, шикнув под нос несколько коротких ключевых слов на Чародейском. Пространство, куда она должна была вот-вот рухнуть, покрылось тонкой, непроницаемо-черной пленкой с ярко-янтарной, медленно кружащейся по часовой стрелке окантовкой.
На мгновение Аннетрис почувствовала, как ее обдает неестественным холодным; не тем, какой морозил, когда падаешь на снег в зиму. Этот холод был неприятным. Неестественным, “не отсюда”.
А еще через несколько секунд, женщина оказалась на земле. Длительное падение было нивелировано переходом через реальности, где верх путается с низом, право с лево. Это… Слегка дезориентировало императрицу, отчего с минуту она сидела на сухой земле, прижав руку к кровоточащему боку, да скрипя зубами сгибаясь-разгибаясь, пока боль не начала утихать.
Вместе с болью успокаивалось и сознание. С трудом встав сперва на колени, а после и на ноги, Анна огляделась. Блеклый, лишенный звуков жизни и красок, мир, мир Теней, лжи и опасностей, был ей не мил. Ей довелось уже побывать в таком, задержавшись на несколько суток. Посему, женщина прекрасно знала об опасностях, которые ее подстерегают, но легче от этого не становилось.

+1

13

Гвардейцы, пораженные магическими ударами и неослабевающим натиском людских и животных масс, окончательно утратили всяческое представление о строе. Трудно держать линию, когда тебе в лицо впиваются десятки жал гнуса, под ногами скользко от крови и грязи, а спереди, слева и справа наваливаются вопящие живые волны, молотящие руками, ногами и подручными предметами. На счастье, вадстенцы стояли достаточно компактно – даже теперь, стиснутые толпой, они не были разъединены на группки по одному-два человека, иначе бы за их жизни нельзя было дать и гроша. Они не заметили, как императрица рухнула и пропала из воздуха у самой земли: хватало и более насущных проблем.  Стая крыс, потерявшая больше двух третей своего пищащего воинства, продолжала яростно кусаться, путаться под ногами и грызть глотки упавшим, не различая среди людей эстергетцев и вадстенцев, но главной проблемой все еще оставались гражданские. Немало их полегло от мечей гвардейцев, вынужденных защищаться дабы не быть сметенными – но остальные, проникнувшись жаждой крови и мести за павших друзей, давили и рвали.
Вильгельм продолжал выкрикивать команды и кастовать исцеляющие заклинания, сидя верхом на коне посреди живой стены гвардейцев;  к сожалению, это же сделало его приоритетной целью. Арбалетчики не преминули этим воспользоваться: пять коротких щелчков слились в один, и болты устремились в сторону возвышающейся фигуры. Болты просвистели совсем рядом, выбивая двух солдат – неизвестно, насмерть ли; два – пролетели мимо, один же ударил капитана в плечо, едва не выбив из седла. Броня выдержала удар, но сила удара была такова, что Вильгельм чуть не выронил поводья.
Спустя мгновение вздыбившаяся земля окрасилась кровью от острых, будто бы точеных, пик из камня, пронзивших десяток гвардейцев  от ступней и копчиков до самой головы. Смертельно раненый конь Вильгельма, нанизанный на три «пики» сразу, издал ужасающий крик боли и, вставая на дыбы, выбросил из седла своего наездника прямо на головы гвардейцев.
Кровавые иглы, косившие людей еще несколько десятков секунд назад, исчезли, как и рассеялся песочный аркан, преграждавший дорогу – но вспыхнувшая со всех сторон стена пламени с лихвой их заменила. Людские массы, окружавшие малую группу солдат и уже пытавшиеся разбежаться, в ужасе завыли и ринулись обратно, подальше от ревущего огня. Им было невдомек, что пламя являлось лишь иллюзией: те, кто из горожан, кто попал под его удар, падали на землю в диких корчах и громко выли, заставляя остальных кидаться на мечи. Внимательный наблюдатель мог бы заметить, что среди гвардейцев поддающихся панике было гораздо меньше, и на них иллюзорный огонь мог бы и не подействовать – но ужас горожан был гораздо более серьезным оружием.
Оливер же, брошенный своими товарищами, медленно умирал. Сквозь прожженные колдовским огнем раны в грудную клетку стремительно проникал воздух, не давая измученным легким расправляться; кровавая пена исходила из разорванных сосудов и высыхающего рта, издающего ужасающие, леденящие самую темную душу крики боли. Первая фаза шока прошла, и друид погружался в такие глубины страдания, по сравнению с которыми даже инструменты эльфийских палачей показались бы детскими игрушками. Недаром стихия Огня – одна из самых жестоких и эффективных. Задыхающийся, теряющий кровь и терзаемый умопомрачительной болью в каждой веточке опаленных и обнаженных нервов, Оливер полностью осознал, как сильно ошибался, поверив Ковену и переступив дорогу императрице Вадстена…
***
Императрице Вадстена же повезло. Настолько, насколько это вообще возможно при падении с высоты, будучи пробитой двумя арбалетными болтами. Наркотический эффект артеири проявился очень быстро, избавив Аннетрис от жуткой боли ценой слегка приглушенного восприятия в целом. Повезло ей и с переходом: падение на землю Теневого плана обошлось небольшим ушибом, который она практически не почувствовала. Левый бок сочился кровью; из левого плеча все еще торчал болт, вонзившийся в бицепс – впрочем, императрица под действием наркотика не чувствовала от него ничего, кроме неприятного, щекочуще-давящего ощущения. Легко отделалась, можно сказать.
Оглянувшись, Анна могла бы увидеть лишь окутанное черно-серым маревом пространство, пустое и размытое. Равнина, покрытая чахлой травой, уходящей в размытую бесконечность, буквально изрезанная и искореженная холмами и оврагами, была заполнена тенями, разглядеть сквозь которые что-то определенное было бы трудно.
Вокруг было пусто. Пока что. Кто знает, как скоро почуют запах свежей крови обитатели Тени? Для раненой Аннетрис сидеть на месте и ждать  было бы верхом неразумности.

+1

14

Мир, лишённый ярких красок, но располагающий многочисленными оттенками черного и серого цветов, среди которых белый цвет резал глаза, подобно яркому свету пламени в ночи. Мир мрака, безмолвно кричащий о своём недружелюбном отношении к всякому живому, что имеет наглость в него вторгаться. Он встречал неестественным загробным холодом и пугающей тишиной: звуки здесь были приглушены, словно доносились издалека, сквозь незримую пелену. Теневой План мирно отторгал живых, но для них этого было мало. Они игнорировали эти молчаливые предупреждения.
Тогда и появлялись твари, населявшие эти земли. Единственные, кто мог ужиться среди безжизненных просторов изменчивого, как луна, мира. Подобно то прибывающему, то убывающему серебряному диску, Теневой План постоянно менялся, порождая не только голодных до жизни существ, но и изменяя материальные объекты, - будь то заброшенные дома, труднопроходимые леса или же крутые скалы. Это делало его уникальным местом, но в тоже время и крайне непредсказуемым, опасным.
Отбрось свои карты, путник!.. Ты обречён.
Не сразу, словно бы дав Аннетрис перевести дух после падения, клубившийся над поверхностью земли тёмный сгусток плавно, крадучись, двинулся в сторону непрошенной гостьи. Тени проходили сквозь густую безжизненно-серую траву, даже не колыхнув её, словно и не было на их пути какого-либо препятствия. По мере приближения сгустка в нём можно было различить множество серых червеобразных существ, образующих собой переплетающееся, постоянно движущееся месиво. Вытянутые зубастые морды имели мёртвенно-белые глаза, напрочь лишённые зрачков, что, правда, не лишало ощущения, что сотни глаз в данный момент устремлены на Анну, наблюдая за каждым её движением.
Но, на мгновение замерев в нескольких метрах от императрицы, сгусток резко, словно вспугнутый зверь, рассыпался на десятки длинных четырёхлапых тварей. Беззвучно раскрывая пасти, они будто бы кричали. Но нет - существа не проронили и звука, бросившись в разные стороны. Они отступали, чувствуя приближение чего-то опасного даже для них - оживших теней.
И правда: всего спустя мгновение до слуха драконорождённой донёсся еле уловимый, но со временем нарастающий гул. При этом внешне равнина оставалась пустой, если не учитывать всё сгущавшиеся в стороне тени.

http://se.uploads.ru/YJW51.png
- Она исчезла. Проклятье! Уходим, - операция была сорвана окончательно в тот же миг, как из поля зрения исчезла Аннетрис. Они надолго запугали этот город, быть может, дали почувствовать Вадстену, что опасность может подстерегать северян где угодно, но поставленной задачи так и не добились. Ужасные вести ждут Аватара, однако с произошедшим уже ничего нельзя было поделать. Дав наёмникам совершить последние выстрелы, Рахим скомандовал им немедленно убираться с перекрытой улицы, дабы как можно скорее покинуть Эстергёт, пока стража не бросила все силы на поиски друидов.
И оставалось надеяться, что собратья будут столь же расторопны, чтобы успеть.

Лиссандра всё это время держала сарсонца в поле зрения, однако, занятая колдовством, не сразу заметила, как он и его люди покидают место бойни. Спешно, что явно говорило об окончательном отступлении. Значит, пора и им.
Судьба наёмников мало волновала женщину, её больше заботило собственное спасение, которое она намеревалась провернуть с помощью всё той же магии, наложив на себя чары, делающие её невидимой. Наверняка в других частях города уже услышали поднятый ими шум, а потому совсем скоро, надо полагать, сюда стянутся и другие городские стражники.

Сила, растекающаяся по телу. Что ещё нужно магу для счастья? Альста чувствовала пьянящее чувство, вдоволь наслаждаясь им. Ровно как и мыслью, что сейчас оказавшиеся на улице и вовсе пожалеют, что посмели встать на её пути.
Продолжая медитацию и сконцентрировавшись, дабы лучше чувствовать текущую по жилам людей кровь, чародейка медленно, но верно заставляла её в буквальном смысле закипать. Этим она намеревалась не только убить несчастных, но и взорвать их, тем самым поражая и находящихся поблизости людей.
Кровавые взрывы, способные вывести из душевного равновесия даже бывалого воина. Что всё-таки может быть лучше?

Бадр же ощущал, что их дело затягивается. Они возятся слишком долго для быстрого расчётливого убийства, а происходящее всё более расходится с первоначальным планом. И всё дальше они были от успешного завершения дела.
Продолжая поддерживать завесу из агрессивных насекомых и остатков крыс, командир покинул дом, дабы иметь возможность хоть немного, но оглядеть поле боя, дабы соориентироваться по ситуации. Улица представляла из себя ужасающее зрелище. Пожалуй, этот день способен стать для Эстергёта одним из трагических, если не самых трагических в его истории.
[NIC]Теневой План[/NIC] [STA]Тени сошли, и надежда пала[/STA] [AVA]http://s019.radikal.ru/i619/1707/3e/e39f1fd95264.png[/AVA]

+1

15

Анне уже доводилось бывать в мире Теней. Не так давно, находясь в Опале, женщина случайно попала на Теневой План, прожив на нем около двух полных суток. И она хорошо знала "порядки" этих мест - чего бояться, а что боится ее. Клинколапые пауки, теневые охотники, призраки, умертвия. То, что кажется сюрреалистичным и жутким простому обывателю, для императрицы является нормой... Ибо после прошлого ее визита в это место, в голове ее царит нечто сравнимое с мраком и изменчивостью Теневого Плана.
Наркотическое вещество притупило боль от попавшей в плечо стрелы. Дабы не таскать с собой лишний "груз", женщина обломила пальцами стрелу с обеих сторон - возле наконечника и оперения, но вытаскивать ее не спешила, так как артеири кровь не остановит.

И лишь тогда она заметила первого обитателя мира Теней. Странный сгусток ожившего мрака, недоброе магическое существо, почувствовать которое императрице помешало ранение и притупляющий магическую интуицию наркотик, неспешно, осторожно направилось вперед. Сглотнув скопившийся в горле ком и вытянув вперед целую, не простреленную правую руку с раскрытой ладонью, Анна приготовилась отбиваться. Призрак? Недобрый дух? Она прекрасно знает как уничтожить такое существо. Стоит лишь дать подойти ему поближе...
В комке мрака сформировались неприятные женскому взгляду морды. Однако она не испугалась. Сгусток теней подлетал к ней, а она держала дистанцию, плавно отходя назад, осторожно, но быстро ступая по холодной, лишенной красок земле. Мгновение - и она создаст такой взрыв, который будет слышен и виден не только по всем Теневому Плану, но, наверное, и по всем мирам вообще. Вот только она вряд ли его сама переживет, но... Сначала - взрывать, потом - думать, не так ли?

Стоило существу рассыпаться на множество мелких, похожих на собак, теней, как Анна взмахнула вытянутой вперед рукой, словно желая отмахнуться от них. Откуда-то из рукава ее платья вылетела тонкая, но быстрая огненная стрела. По плану императрицы, света должен был спугнуть существ; и те разбежались. Вот только, похоже, спугнуло их не заклинание, а нечто иное. Что-то, что женщина чувствовала как пробежавший по спине неприятный холодок. Чужеродная для живого существа аура Теневого Плана причиняла ощутимый дискомфорт. Благо подобная аура не позволяла подойти к жертве незамеченным, но нужно ли было прятаться приближающемуся к гостье мрачного мира существу?

+1

16

Пространство перед глазами императрицы оставалось серым и безжизненным. Если, конечно, не считать за жизнь бьющиеся тут и там тени существ, едва ли обладающих разумом в привычном понимании этого слова. Гул звучал все ближе, отдавая в ушах подобно жужжанию пчелиного улья, накрытого медным ведром – источник его, однако, все еще не был виден. Лишь тени, сгущающиеся со всех сторон, отчаянно намекали на то, что именно из них придет угроза. Впрочем, откуда еще, кроме как из теней, могла прийти угроза на Теневом Плане?
Мелкие твари ждали. Сначала – пока инстинкт жажды, стократ усилившийся при виде крохотных капель жизни, истекающих на теневую пустошь, переборет запечатленный страх, обычно не свойственный созданиям их рода.  Да, твари боялись – неясного, невидимого смертным взглядом свечения, исходившего от лакомой добычи. Боялись настолько, что до сей поры не рискнули наброситься и порвать. А теперь было поздно. Свора выполнила свое дело, и была вынуждена только ждать. Вспышка огненной стрелы погасла спустя мгновения, лишь чуть-чуть разогнав тени. Которые, конечно, тут же собрались воедино вновь. А еще мгновением позже Аннетрис физически почувствовала на своей коже ледяное прикосновение приближающегося кошмара. Она еще не видела, как тени позади нее медленно сливаются в фигуру Темного Охотника, как называют этих существ маги ее мира.
Создание чем-то напоминало искаженную, словно вылепленную слепым мастером пародию на человека: двуногое, около восьми футов ростом существо медленно двигалось вперед, размываясь облаками мрака при каждом шаге. В тонких руках не было ничего, похожего на оружие, но не стоило сомневаться: Охотник не нуждался в нем.

+2

17

Теневой План всегда изменялся, и человек на нем - словно пущенный по ручью кораблик, мог встретить что угодно и когда угодно, от простого ребенка, который захочет красивый бумажный кораблик себе, до настоящего водопада. Похоже, Аннетрис суждено встретиться именно с подобным "водопадом".
Не тратя время на разглядывание Теневого Охотника, императрица пошла в атаку; почему-то в недружелюбных намерениях темного аватара она не сомневалась, но и сдаваться она тоже не собиралась.
Внутренние потоки энергии в ее теле резко активизировались. Неприятный, потусторонний холод Теневого Плана сменился теплотой и даже жаром. Тонкие руки женщины исполнили странный жест, сперва обняв хозяйку за плечи, а затем резко раскинувшись в разные стороны. В то же мгновение, накопленная энергия вырвалась наружу. Холодный, бесцветный мир сперва озарила ярчайшая золотая вспышка, а затем по окрестностям вокруг прошла мощнейшая волна оплавляющего металл и мгновенно испепеляющего деревья жара. Огненное кольцо прошло всепожирающим пламенем и светом почти на два десятка метров во все стороны вокруг ведьмы, превратив мгновение назад невзрачный и тихий мир в огненное зарево. Кожа на лице и руках начала нагреваться, а через пару секунд на щеках образовались первые волдыри; простого самоконтроля было недостаточно, чтобы сдержать всплеск такого могущества, но и недостаточно, чтобы стать самоубийственным заклинанинем.
Императрица знает порядки Теневого Плана; она знает, что здесь царят законы джунглей. Никто не хочет быть сожранным, а потому, попав сюда, следует сразу показать зубы, дать понять, что ты не дашь так просто сожрать себя.
И сейчас, покрыв жидким огнем все вокруг себя, она надеялась, что доходчиво объяснила это подступающим к ней тварям.

+1

18

Вытянутая, как на дыбе, фигура чуть покачнулась, сделав первый шаг к императрице. Несмотря на кажущееся отсутствие глаз у охотника, тяжёлый взгляд теневой твари буквально чувствовался кожей, ровно как и желание добраться до живой плоти Аннетрис. До её крови. Тупая непреодолимая жажда и движила этим существом, притягивая тень к женщине. Ещё несколько широких шагов, и она достигнет своей цели. Словно бы не чувствуя опасности, охотник двигался плавно и неспешно: куда может ускользнуть его раненая жертва?
Она одна в этом мире мрака, где каждая тень, отброшенная безжизненной травинкой, может представлять смертельную опасность.
Однако императрица, ранее просто безрезультатно распугивавшая червеобразных тварей, на сей раз действовала более эффективно, дав волю необузданной магической энергии. Огонь выжигал не только деревья и мелкую растительность, но и тени, оказавшиеся слишком близко. И, если некоторые черви ещё успели, рассыпавшись вновь, удалиться на приличное расстояние, то приблизившийся охотник - нет.
Стоило тени протянуть длинную руку, как её обдало мощными, всё пожирающими потоками чистого огня - единственной из стихий, способной нанести серьёзный урон истинному порождению Тьмы. Истошный вопль, в котором слышалась жуткая боль, был подобен крику десятков людей, мучительно умирающих самой жуткой смертью. Но этот вопль не только оглушал, но и приманивал новых тварей, обитающих где-то неподалёку. Иные тени, до которых донёсся уже затихающий рёв обожённого охотника, наверняка заинтересуются происходящим и, как минимум, проверят, что же стало источником звука.
От созерцания, казалось бы, легко поверженного неприятеля, растворившемуся в нематериальную тень, Анну отвлёк вскрик, что издало совершенно другое существо. Он был подобен голосу хищной птицы с материального плана, однако принадлежал не ей: огромное крылатое существо, вырвавшись из-за плотных беспросветных туч и резко спикировав с высоты, расправило крылья прямо над императрицей, обдав ту потоком спёртого холодного воздуха.
Странная была то тварь, словно не от мира сего, ибо внутренняя часть крыльев светилась мягким голубым свечением, правда, неспособным вырвать иные объекты Плана из теневого плена. Несмотря на вполне хищный вид, летающий представитель фауны явно не воспринимал Аннетрис как пищу, ибо его более интересовали сгущающиеся неподалёку тени, на которые он мгновением позже и спикировал, вновь издав свой охотничий клич.

Прилетевшая тварь

http://s009.radikal.ru/i308/1708/96/88a65712d07d.jpg

+1

19

Когда пламя, поджегшее даже то, что поджечь нельзя, стало спадать, Анна увидела плоды своей работы и на мгновение удовлетворенно выдохнула. А затем, глубоко вдохнув жесткий, густой, горячий воздух, продолжила поливать все вокруг себя магией. Прямой поток алого, с оттенками бледного, пламени устремился вдогонку Теневому Охотнику и его "друзьям", которые поспешили на помощь "предводителю". Тогда поток огня на мгновение расширился, а затем и вовсе изменил траекторию движения, превратившись из простого луча в настоящий веер, сжигающий редкие деревья, кусты, серую, безжизненную растительность, превращая все, куда смотрела полу-драконица в настоящий, кромешный черно-красный ад из пепла, гари и угля.
Огонь, который она заглотнула, из-за бушующих эмоций, контролировать становилось все сложнее; а потому, Аннетрис вытянула губы в трубочку и выплюнула несколько снарядов вперед, которые, корректируясь магией ветра, полетели вперед по параболе, как раз туда, где сейчас полыхало объемное, густое, словно настоящая завеса, пламя. Добравшись до цели, маленькие снаряды взорвались ярко-белым столбом огня в серое, непрозрачное небо Мира Теней, а императрица наконец-то выдохнула. Поддержание потоков огня прекратилось, тонкие бледные руки, обгоревшие чуть ли не до костей, вольно шлепнулись вдоль тела, по тлеющему черному платью. Дикая Магия огня - вещь столь же опасная, сколько и разрушительная; Аннетрис же понимала, что либо она пострадает от собственной силы, либо умрет. Как ни странно, она выбрала первое.
"Тайная часть" Ее Высочества - дикое, необузданное животное, ведомое инстинктами, сейчас, в момент опасности, вырвалось наружу. И так же быстро успокоилось... Лишь временно. Ярость императрицы - как живое, атональное, ненормальное существо, забирало контроль тогда, когда считало нужным и делало то, что считало нужным. Такова суть драконьей крови.

Впрочем, сегодня у Теневого Плана явно непростой день. Нетерпимая к свету реальность полыхала, как печь, и источник этого очищающего огня был все еще жив. Хоть покрылось волдырями ее лицо, обуглились ладони, почти сгорело платье, но она все еще жива, почти здорова, все еще не чувствует боли; злобы и магии в ней - хоть отбавляй, а значит, приключения еще не закончены.
... странное, похожее на ската существо спасло только то, что оно спикировало не на саму Аннет, а на ее врагов, которые тщетно пытались спастись от стремительно-распространяющегося магического огня. Огонь этот, хоть и можно было потушить как обычный, но распространялся он гораздо быстрее. Причиной этому был его источник. Если лить обыкновенный огонь так, как льют из ведра воду, то и распространится он также быстро, как распространилась бы разлитая из ведра вода.
- Нужно выбираться отсюда. Чем быстрее - тем лучше. Вот только без навигатора это будет затруднительно.

0


Вы здесь » Ивет-Лотар » Настоящее время » Г1.Ч1.Э3. Долгая дорога.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC