У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f
f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f f

Время в игре: 1305 г. VIII-X месяцы.

Краткие новости:
23.07.2017.
Теперь наш форум доступен по новому адресу.
Эпизод сезона
Нуминарис - дочь императора, исполняя роль дипломатического посла, направляющегося в северные горы Амиры в качестве представительницы Ивет-Киэтира, попадает в... Читать далее...
Пост сезона
...но сейчас, когда у неё в руках была такая возможность, когда её судно уже двигалось в верном пути, шатаясь на волнах, она колебалась. читать далее...

Ивет-Лотар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивет-Лотар » Настоящее время » Г1.Ч1.Э4. Предвестники Войны


Г1.Ч1.Э4. Предвестники Войны

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://s4.uploads.ru/8U5nW.png

Предвестники Войны
http://se.uploads.ru/YJW51.png
Участники: Расул, Каасар, Беатриция Ортега, Свен и Глесдвиг (НИПы Айтрис), указаны в порядке отписи;
Дата: 10.VIII.1305.
Описание событий: желая призвать к ответу тех, кто повинен в болезни его дочери, эмир лично прибывает в Рубиновый Город для встречи с текущим Рубиновым Наместником. В то же время в Рубиновый Город с ультиматумом прибывают и две другие, не слишком довольные действиями Рубинового Города личности: Беатриция Ортега, готовая поставить Городу ультиматум, и Свен - посол Вадстена, требующий огромных выплат со стороны Города из-за смерти сына императрицы Вадстена.
Все трое собираются на встречу в одно и то же время, чтобы разом решить все конфликты. В качестве нейтрального судьи призывается Каасар - Старший охотник Элизиума - гильдии, издавна славящейся обостренным понятием чести и непоколебимым нейтралитетом.
Необходим ли присмотр ГМ: он уже здесь.
http://se.uploads.ru/YJW51.png


НИПы:

http://sa.uploads.ru/9BNiC.png

Беатриция Ортега:
26 лет. Человек. Председатель сената Союза Продвижения, т.е фактическая его глава. Имеет в сенате много сподвижников, а потому, сомневаться в ее воле не приходится. Известна пылким нравом, прямолинейностью, жестокостью.
Ключевые навыки:
- Владение клинковым оружием: 75.
- Акробатика: 75
- Огнестрельное оружие: 75
- Дипломатия: 75

http://se.uploads.ru/YJW51.png

http://sh.uploads.ru/4rNMW.png

Глесдвиг:
Возраст неизвестен. Раса неизвестна. Одна из Рубиновых Губернаторов. Во время отсутствия Рубинового Наместника в городе, исполняет его волю. Славится феноменальным спокойствием, обходительностью, хитростью.
Ключевые навыки:
- Дипломатия: 100.

http://se.uploads.ru/YJW51.png

http://s3.uploads.ru/pT2n4.png

Свен:
Сорок лет. Человек. Посол Вадстена, а также один из военачальников его армий. Как и большинство северян, славен жестким нравом, вспыльчивостью, но и отходчивостью.
Ключевые навыки:
- Дипломатия: 80.
- Владение клинковым оружием: 100.
- Владение щитом: 100.
- Ношение брони: 100.

0

2

Мягкий ардоанский климат был довольно приятен. Прибывшие в Рубиновый город южане практически не испытывали дискомфорта, вынужденные лишь использовать одежду, полностью закрывающую тело и защищающую от прохладного морского ветра. Сюда бы наведаться сдружественными намерениями, с удовольствием, но никак не с ощущением неотвратимой беды, ведь дочь эмира медленно, но верно умирала. Зелёная Проказа - "проклятие" Вазира, уже унёсшее жизни ни одного Азара, подобралась неожиданно и слишком близко. Но теперь болезнь вела себя неестественно агрессивно, быстро прогрессируя, что невольно наталкивало на мысль о вмешательстве со стороны и даже неудачном покушении на жизнь правителя. Кто знает, для кого конкретно предназначалась та дрянь, доставленная во дворец из Рубинового города, если дело было действительно в ней? Как бы там ни было, но виновный должен понести наказание. Суровое, пусть чрезмерно жестокое в назидание остальным, но уж никак не уйти от ответственности. Если виноват весь город - отвечать каждому его жителю, доверившемуся такому правителю. И, как докладывали эмиру, подобный случай не первый - вадстенцы также пострадали, однако наследника их престола уже не представляется возможным спасти.
А потому и без праведного гнева сарсонцев Рубиновый город находился в тени занесённых над ним сабель. И не исключено, что сегодня же они будут со свистом опущены, ибо за кровь взимают кровью.
Но даже в свите Расула мнения разделились: одни выступали за войну, способную смыть следы нанесённого ардоанцами оскорбления, другие же настаивали на мирном урегулировании ситуации. И те и другие были по-своему правы, но ни у тех и ни у других не умирает дочь. За их спинами лучшие сыны Сарсона не ропщут о проклятьях, преследующих правящий род. Не им нести на своих плечах бремя решений, принятых в этом зале. Никому из них, но, что бы ни произошло, - лишь правителю и его преемнику.
- Что бы ни произошло, - Расул вновь окинул взглядом присутствующих, чувствуя напряжённую атмосферу, царившую в зале, - Миром это уже не кончится.
- Я прибыл издалека не ради сожалений о случившемся - они никому здесь не нужны, ибо словом, каким бы искренним оно бы ни было, дело не исправишь. Но я прибыл на ардоанский континент за правдой. Я желаю знать, чем и почему на самом деле заболела моя дочь, почему у неё болезнь протекает столь стремительно, что она слегла всего за несколько дней. И помимо этого я хочу услышать о роли в этом деле того средства, что вы громко называете “эликсиром”, - разумеется, кроме того, что он, вопреки ожиданиям, не способен справиться с болезнью, - эмир не был зол: за время, проведённое в пути на Ардо, он уже адже успел смириться с неизбежным, если на то будет воля Богини. Однако он был крайне недоволен, что читалось не только по его мрачному лицу, но и голосу. Расул точно чеканил каждое срывающееся с его уст слово.
- И видит Айтхид, что я не хочу лишних жертв.

+2

3

Ожидая прихода эмира и его делегации, Каасар размышлял о том, какой непозволительной роскошью стало мирное существование, и как один пузырек, в котором крылось спасение, разлился ядом сразу между несколькими крупными государствами, каждое из которых готово стереть другое в лица земли. И как печально, что Рубиновый Город является единственным виновником в данной ситуации. Несправедливое обвинение, но доказать обратное сейчас никто не мог. Даже Союз Продвижения, который, как надеялся Касо, выступит на стороне Рубинового Города, учитывая их неприятельские отношения с Вадстеном. А по той причине, что обвинения со стороны Сарсона будут ровно такими же, предположения филина лишь становились выразительнее.
Сегодня он использовал артефакты, чтобы не вызывать сомнения у делегатов, ведь крупная птица могла служить лишь признаком силы, своего рода вызовом от Рубинового Города, который словно бы кричал, что не боится. К счастью, это было не так.
Появление же эмира было быстрым. А его речь – уверенной. На такую было тяжело дать ответ, но Каасар решил подхватить слова прежде, чем на них сможет ответить кто-либо другой. В конце концов, если начнется война, в нее будут втянуты и все остальные, людям из Сарсона нужно понимать это, ведь правитель обязан превозмогать собственные недуги и боль утраты. Дочь, несомненно, была светилом для отца, но звезды угасают слишком часто.

– Правда в том, эмир, что ее нет. У нас не было случаев, чтобы эликсир причинял вред простым горожанам, жертвами становятся лишь те, кто млад и открыт жизни, кто готов стать наследием своей державы. Были проведены беседы со всеми, кто мог оказаться причастным к изготовлению этого напитка и его последующим поставкам на остров Вазир, но все уни утверждали, что не происходило ничего необычного, - Каасар перевел дух, стараясь говорить четче и спокойнее. Он понимал ценность момента. – Мы готовы сделать официальное заявление о том, что Рубиновый Город никаким образом не причастен к произошедшему и обвиняет в измене тех, кто пошел на преступление и против Сарсонского Эмирата, и против Вадстенской Империи. Его, или их, ожидает смерть.
Нас же пытаются выставить в дурном свете, а вам развязывают руки. Но разве война нужна хоть кому-то в такие времена? Подумайте сами, эмир, это не случайность, а говорить о том, что Рубиновый Город виновен – неразумно. Вашу дочь не спасти словами, но если подойти к ситуации здраво – будут спасены сотни тысяч других. А если начнется война, то Арн-Киэтир окрасит реки алым, воспользовавшись нашей слабостью.
Пока я лишь предлагаю ждать. И узнавать. Вам стоит обсудить это после официальной части переговоров с послом Вадстенской Империи. Возможно, он знает какие-то подробности. Нужно искать ищеек и информаторов. Тот, кто причастен к этому – не может быть простым вором или фанатиком. Он отправил эликсир и преподнес именно эту отраву детям могущественных властителей, такой человек должен уметь находить подход к важным особам
, - речь была длинной, но филин надеялся, что сумеет убедить эмира в правдивости своих слов.

«Настали смутные времена».

Каасар не был тем, кто боится многословности, когда затрагивается щепетильная тема войны и мира, хоть в жизни он чуть менее общителен. Однако его волновала эта ситуация не меньше, чем кого-либо другого. И раз  Касо сегодня был выставлен представителем нейтральной стороны, то надеялся найти общий язык со всеми сторонами, собравшимися в зале. Даже надеялся привлечь в последующем Элизиум к этому делу. Многие охотники несут на себе дурную славу, так что он еще позаботится о том, чтобы ими был прочищен каждый закоулок Рубинового Города в поисках информации о случившемся. Но главной задачей сейчас было не думать о второстепенных вещах, а убедить эмира не развязывать войну. Пусть без особых дипломатических способностей, но филин был сведущ в том, какие тучи нависли над континентом, а нутро могло сказать все за него. Недоброе ощущение бури, что всколыхнет мир, не покидало совлина. Но тем, кому выпала доля жить в тяжкие времена, должны уметь нести их бремя не сгибая спину.

Отредактировано Каасар (2017-07-07 22:46:55)

+2

4

Зал всемирного собрания представлял из себя зал совета во дворце Рубинового Наместника, который в этот день был полон людей. Деревянный пол, деревянное основание огромных круглых колонн. Все в этом огромном помещении говорило о царящей в нем серьезности; в восточной его части, за деревянным низким ограждением, на трибунах сидело пятьдесят присяжных наблюдателей - пятьдесят богатейших лиц Рубинового Города, которых сегодня пригласили наблюдать за ходом дипломатического процесса (на самом деле они сами настояли на этом, чтобы в случае войны вовремя успеть смотать удочки).
В западной части, на специально-подготовленной жердочке в виде буквы “Т”, сидел совлин - нейтральный наблюдатель и судья, который рассудит, кто в данной ситуации прав, а кто нет. Рядом с совлином, за деревянным столом сидела в дорогом сером облачении красивая девушка - Глесдвиг, исполняющая обязанности Наместника в его отсутствие.
В северной и южной части, друг напротив друга, за столами сидели Ортега и эмир с их охраной. Ортега, к слову, на оную не скупилась: самые новые, тяжеловооруженные металлические солдаты с мифриловыми клинками и стальными, позолоченными корпусами сопровождали женщину в ее путешествии, подчеркивая могущество представляемой ею фракции.

Пару минут после начала собрания, участники рассаживались по местам.
- Предлагаю начать переговоры. - Заявила громким и ясным голосом Глесдвиг, сев за стол рядом с совлином. - Нейтральную сторону представляет господин Каасар - Старший Элизиума, гильдии, веками зарабатывавшей свой статус самого непредвзятого и справедливого сообщества Ардо. Сарсонский Эмират представляет Расул Джарир Азар - его непосредственный лидер, главнокомандующий его армий, верховный представитель духовенства и экономики. Союз Продвижения представляет Беатриция Ортега - председатель сената Союза.
В словах Глесдвиг не было эмоций. Сама женщина не источала особой харизмы. Но та легкость, с которой она говорила, намекала на то, что говорит в столь деловом стиле она частенько.
- Итак, начнем первый этап переговоров. - Она кивнула беловолосому. - Эмир, начинайте.
- Я прибыл издалека не ради сожалений о случившемся - они никому здесь не нужны, ибо словом, каким бы искренним оно бы ни было, дело не исправишь. Но я прибыл на ардоанский континент за правдой. Я желаю знать, чем и почему на самом деле заболела моя дочь, почему у неё болезнь протекает столь стремительно, что она слегла всего за несколько дней. И помимо этого я хочу услышать о роли в этом деле того средства, что вы громко называете “эликсиром”, - разумеется, кроме того, что он, вопреки ожиданиям, не способен справиться с болезнью.
Голос эмира был спокоен. Это раздражало Ортегу. Она не любила переговоров. Но Союз настоял на том, что объявление войны лучше всего будет сделать официально, при всех. А значит, так, или иначе, но ей придется выслушать весь этот фарс.

Правда в том, эмир, что ее нет, - взял слово представитель Элизиума. - У нас не было случаев, чтобы эликсир причинял вред простым горожанам, жертвами становятся лишь те, кто млад и открыт жизни, кто готов стать наследием своей державы. Были проведены беседы со всеми, кто мог оказаться причастным к изготовлению этого напитка и его последующим поставкам на остров Вазир, но все утверждали, что не происходило ничего необычного, - Каасар перевел дух. – Мы готовы сделать официальное заявление о том, что Рубиновый Город никаким образом не причастен к произошедшему и обвиняет в измене тех, кто пошел на преступление и против Сарсонского Эмирата, и против Вадстенской Империи. Его, или их, ожидает смерть. Нас же пытаются выставить в дурном свете, а вам развязывают руки. Но разве война нужна хоть кому-то в такие времена? Подумайте сами, эмир, это не случайность, а говорить о том, что Рубиновый Город виновен – неразумно. Вашу дочь не спасти словами, но если подойти к ситуации здраво – будут спасены сотни тысяч других. А если начнется война, то Арн-Киэтир окрасит реки алым, воспользовавшись нашей слабостью. Пока я лишь предлагаю ждать. И узнавать. Вам стоит обсудить это после официальной части переговоров с послом Вадстенской Империи. Возможно, он знает какие-то подробности. Нужно искать ищеек и информаторов. Тот, кто причастен к этому – не может быть простым вором или фанатиком. Он отправил эликсир и преподнес именно эту отраву детям могущественных властителей, такой человек должен уметь находить подход к важным особам.

От упоминания эльфов, присяжные недовольно загудели, зароптали.
- Присяжные наблюдатели, прошу тишины! - Воскликнула Глесдвиг. Главы гильдий и различных структур Рубинового Города мгновенно “прижались”, замолчав.
- Птица права! - Встав с места, достаточно грубым тоном гаркнула Ортега, деловито подбоченившись. - Эльфы рядом! И если мы будем вязнуть в междоусобных распрях, то нам всем конец! Всем! Поэтому, я пришла не просто как свидетель, но с предложением!
Глесдвиг оперлась локтями на стол. Она собиралась сперва дать высказаться Свену, но, похоже, женщина из Союза не собиралась молчать.
Взгляд Ортеги пал на Глесдвиг.
- Я предлагаю Рубиновому Городу военный союз. Всем присутствующим очевидно, что война между Сарсоном, Вадстеном и Рубиновым Городом неизбежна! Посему, Союз Продвижения готов предоставить Рубиновому Городу необходимую ему военную помощь по необходимости!
- Это возмутительно! - Подскочив с места, наконец заговорил посланник Вадстена. - Ортега! Вы заключаете военный союз против Вадстена прямо на моих, наших глазах! Вы - безумны!
- А ты, севернянин, ничего не можешь сказать мне против! - Усмехнулась Беатриция. - У тебя нет ни солдат, ни техники, чтобы противостоять мощи Союза! Твое государство раздирают внутренние интриги и беженцы, в то время как Союз продемонстрировал всему миру свое неоспоримое превосходство! Но к тебе, северянин, мы еще вернемся, а пока…
- Беатриция!- Выпалила уже Глесдвиг, громко, но беззлобно, просто чтобы заткнуть Ортегу. - Ваша очередь говорить еще не пришла, а посему, я призываю Вас к порядку!
- Ваши переговоры - фарс! - Выругалась в ответ Ортега. Но на место все же села. - Войны все равно не миновать.

Где-то в глубине, Глесдвиг понимала, что она права. Исполняющая роль губернатора сглотнула скопившийся в горле ком и покосилась то на эмира, то на совлина.

Ситуация:

Беатриция готова в любой момент начать совместную с Рубиновым Городом войну против Вадстена и Сарсона. Настроена агрессивно.
Глесдвиг нейтральна.
Свен возмущен поведением Беатриции.
Присяжные наблюдатели молчат, но мысленно поддерживают Беатрицию и Глесдвиг.

Каасару:

Прямо перед началом собрания Каасар узнает, что партия рубинового эликсира, который принимали дочь эмира и сын императрицы, была отравлена - об этом ему сообщили опытные маги Элизиума, увидевшие это в видениях. Также маги Элизиума в видениях видели образ: темноволосую женщину в черной робе с серебряными полосками, стоящую на заснеженном холме, на фоне огромного горного хребта.
Вероятно, она как-то связана с отравленной партией эликсира, однако такое видение никак не представить в виде улики.

[AVA]http://s7.uploads.ru/C9mka.png[/AVA]
[STA]Steampunk Girl[/STA]
[NIC]Беатриция Ортега[/NIC]

+2

5

Эмир с самого начала скептически отнёсся к тому, что их - лидеров государств и их посланников - будет кто-либо судить… Со стороны. Нравы и порядки ардоанцев были чужды южанам, однако Расул, в отличие от вознегодовавшей от такой новости свиты, отнёсся к ним с некоторой долей понимания: всё-таки в чужой храм со своим уставом не лезут.
Пока, правда, бесцеремонно не будет нарушен покой твоего собственного храма.
- Я уже доверился тем рубинцам, что поставляют это “лечебное” средство, и они нанесли Сарсону подлый, но, признаю, весьма точный удар, практически попав в самое его сердце. И после этого я вновь должен доверять их словам? Не слово, но дело решает суть, оно значимее на чаше весов: и допущением двух подобных инцидентов рубинцы пошатнули не только мою веру в них, - совлин говорил смело, моментально включившись в обсуждение, и это нравилось сарсонцу. Молчаливым созерцанием нейтральное лицо лишь ещё больше бы подчеркнуло свою неуместность в этом зале. Ведь лишь Айтхид рассудит тех, чьи мнения не совпадали и воздаст каждому из них причитающееся. - Однако уже совершённое дело хотя бы частично, но способно исправить другое дело, что перевесит весы в свою пользу. Словами в нашей ситуации уже не помочь - они изживают себя там, где посеяно недоверие.
Но срываться в пучину хаоса они всегда успеют, ибо война - последнее средство в дипломатии. Тем более, если учитывать нужду эмирата в поддержании торговых связей с ардоанскими соседями: торговля с рубинцами всяко выгоднее, чем с нетребовательными в быту торагами.
- Вы готовы обвинить изменников в их преступлениях, готовы даже лишить их жизней, однако кого конкретно вы намерены поставить перед ответом? Это всё слова, действия же будут лишь тогда, когда вы найдёте виновных из своего стана, и мы с Вадстеном их увидим, - Расул на мгновение бросил взгляд в сторону посланника от империи северян. Он слышал, что тот намерен добиваться огромной даже для богатого города компенсации, однако практически не был осведомлён касательно других условий Вадстена, - а они, несомненно, должны быть.
Но продолжить сарсонцу не дали выкриком с места. Женщина из Союза, вмешавшись в разговор, моментально перешла в наступление.
- Посему, Союз Продвижения готов предоставить Рубиновому Городу необходимую ему военную помощь по необходимости!
- Или же нажиться на чужих проблемах. Прекрасный момент для обогащения, - лишь нахмурившись, Расул не стал комментировать эту откровенную наглость, пускай вадстенец и был частично прав.
- Сколь ни были бы натянуты отношения между нашими государствами, войны можно избежать, пока одна из сторон не объявит о её начале официально, - Расулу крайне не понравилось, что эта женщина имела наглость его перебить, да ещё и в обход установленной очереди. Тем более с такой речью. - Печально слышать, что потенциальные союзники города, пытающегося избежать войны, лишь приближают её. Не торопите события, мы всегда успеем поубивать друг друга, - но эта женщина медленно, но верно уже начинала раздражать драконорождённого своей несдержанностью. В Сарсоне подобные ей даже не посмели бы перебить мужчину, не то, чтобы высказываться против него или откровенно хамить. Но здесь не юг, чтобы показать ей её же место.
О, нравы ардоанцев!

+3

6

На сильные слова эмира Касо было нечем ответить, а потому что замолчал, только едва слышно щелкнув клюком. Дальнейшую же речь взяла Ортега и биться с этим было бесполезно. Она молода и горяча, но, по мнению многих здесь, как считал совлин, малосведуща в том, что значит держать тон и вести переговоры. Такие говорят в сердцах, говорят в душой, захлебываясь пламенем, но не понимают, какой пожар готовы вызвать. Эмир же просто замолчал, а вот Свен сделал правильно, возмутившись. Так нельзя делать, ведь в любой момент Вадстен мог предложить военный союз Сарсону и тогда один «маленький» торговый город будет стерт с лица земли. Останется только Союз. Его помощь не поможет сразу с двух сторон. Вечных победителей не бывает, так что на третий раз обязательно случится нечто незапланированное.
Но отказ Беатриции означал и то, что город останется полностью незащищенным, если все-таки война начнется. Нужно было искать другой план, в обход этого военного союза. Слишком велик риск и впрямь войти в него.

– Рубиновый город не нуждается в войне, мисс Ортега. И, как выразился великий эмир, вы торопите события, - Каасар выпрямился на своей жерди и произнес довольно громко, обращаясь ко всем находящимся в зале. – Беатриция предлагает нам военный союз, но я предлагаю иной выход. Несомненно, ее предложение безумно выгодно для Рубинового Города,  но только для него, а под нашим крылом вызревает большая угроза, и кто знает, чего стоит ожидать. И если начать войну сейчас – на наших костях будут плясать уже спустя пару лет. Это не война одного государства против другого. Это война всех против всех. Вмешаются и остальные, экономика придет в упадок, начнутся и внутриполитические конфликты, появятся антимонархические группировки, земли станут непригодны для жизни, голод и чума возьмут свое. А когда все это случится, смерть явится так быстро, что мы даже не сумеем произнести молитвы своим Богам. Вероятно, этого хочет мисс Ортега. Но так она покажет, несомненно, силу Союза Продвижения и всех остальных. Поймите, милая, нужно знать меру своим амбициям, - с легкой показательной горечью произнес совлин.  – Победителей не будет.

Филин надеялся, что его слова услышат. Выгодная сделка с Союзом Продвижения прогорела буквально на глазах, но и рисковать ситуацией Каасар не мог. Он был призван нейтральной стороной, а потому судил так, как умел или считал нужным. И охотнику понравились слова эмира. Он мыслил трезво, как человек, который пережил и без того многое, а сейчас кладет на жертвенный стол свою репутацию ради сохранения мира.

– Уважаемые Свен и Глейсдвиг, думаю, всем, кто находится здесь, будет интересно выслушать и ваше мнение. Надеюсь, вы прекрасно понимаете, что войны как раз можно избежать, нужно лишь вынести правильное решение. Здесь и сейчас. Подумайте, нужна ли она кому-либо, если даже великий эмир готов выступить за подписание мира, хоть потерпел он не меньше.
Вы не вернете то, что было утеряно. Но можно заключить договор о ненападении до тех пор, пока не будет найден виновник. Срок, разумеется, окажется фиксированным. А по его истечению всем воздастся по заслугам.

Отредактировано Каасар (2017-07-09 01:13:09)

+2

7

У Беатриции на душе было горько и тяжело. Долго, очень долго ее не понимали. И не понимают сейчас. Союз уже доказал то, что способен противостоять двум самым могущественным державам мира. И он покажет это еще раз, ибо благодаря Колдиру силы его растут с каждым днем. Возможно, это понадобится для того, чтобы избежать ненужных жертв.
- Ты преувеличиваешь, Каасар, - хмыкнула Ортега, дождавшись, пока все выскажутся. - Мировые лидеры непреклонны. Но каково им будет идти против воли своего же народа? И как народ, будучи малообразованной, несчастной чернью, массой, отреагирует на появление моих войск у своих границ? - Она перевела взгляд, удивительно спокойный для ее предыдущих слов, на эмира. - Не стоит быть таким самонадеянным. Ты выставляешь меня возможным агрессором, но подумай, хочешь ли ты соваться на эту землю ради мести, посылая тысячи на верную смерть, зная, что враг восполняет потери быстрее, чем ты наносишь ему урон? А вы, северяне, - взглянула на Свена, - по моим данным не имеете регулярной армии, способной сражаться вне своих стен, что уже было доказано вами месяц назад.
Посол Вадстена, хоть и негодовал всей душой, что было заметно по его лицу, но промолчал, как и Ортега, сев на свое место.
- А теперь вы, оба, подумайте, - она стрельнула глазами то в эмира, то в Свена, - как много потеряет Союз, если не даст вам ополчиться на Рубиновый Город, просто потому что каких-то ваших детей отравили? Мы не потеряем ничего. Зато введением войск мы поддержим мир до тех пор, пока виновный не будет найден. Не дать вам поубивать друг друга - главная задача Союза. Когда эльфы придут, я уверена, что вы сумеете закопать свою нелепую вражду подальше. А пока что я хочу гарантии того, что вы поддержите мир. Ваши слова мне не интересны. И поэтому… Я считаю адекватным решением введение войск в Рубиновый Город. Как Вы считаете, госпожа Глесдвиг?
Исполняющая обязанности Наместника глубоко вздохнула, уткнувшись лбом в руки. Каким бы хорошим дипломатом она не была, даже ей порой бывает тяжело.
- Если Союз введет войска в Рубиновый Город, гильдия Ключей покидает его! - Подскочил с места один из присяжных;
- Это оккупация! Нас тут тоже не будет! - Вторил ему другой;
- И нас! - Повторил третий;
- Нас тоже!
- Вы порушите экономику Города, Ортега, свернете целые мануфактуры! Возмутительно!
- Я сверну ваши ШЕИ и ПОЗВОНОЧНИКИ, порушу ваши ГОРОДА если мне это будет нужно! - Рявкнула в ответ Беатриция, подскочив с места. - Ваша торговля не спасет вас, когда сюда явится император! Это Bellum Internecium, а не война ради денег, не наемничья война и не интриги! Ваши деньги и подковерные интриги не родят вам защитников дорог и стен! Вы все падете жертвой своей алчности и безрассудства!
Наверное, самое время было бы кому-нибудь хорошенько рявкнуть. Вот только и Свен и Глесдвиг сидели в подавленном состоянии, понимая, что им лучше согласиться с оккупацией Города на мирных условиях, пока Союз не сравнял здесь все с землей… Просто чтобы лишить Вадстен и Сарсон повода для конфликта.

Ситуация:

Казалось бы, Беатриция успокоилась. Но, нет, снова вспылила. Однако на сей раз с ней готовы согласиться и Свен с Глесдвиг, понимая, что если отказать ей сейчас, то позже она все равно вернется, уничтожив Рубиновый Город практически без потерь со своей стороны, исключительно для того, чтобы Сарсон и Вадстен не тратили свои войска на это дело.
Присяжные наблюдатели подняли шум, готовясь покинуть Рубиновый Город. Даже если Ортега не введет туда войска, отношения Города и торговцев будут натянутыми, если эмир и Каасар не смогут добиться от них спокойствия и здравомыслия.

[AVA]http://s7.uploads.ru/C9mka.png[/AVA]
[STA]Steampunk Girl[/STA]
[NIC]Беатриция Ортега[/NIC]

+2

8

- Ваши угрозы обратят мир против вас же самих. Ими вы добьётесь того, что в глазах всего Ардо будете выглядеть, подобно тени эльфийских захватчиков. Склонять на свою сторону страхом можете вольные деревни, имеющие суверенитет, но не имеющие сюзерена, способного их защитить в трудный час, - всякой наглости должен быть предел, однако у Ортеги пока такого не наблюдалось: она уже откровенно выводила эмира из себя своим поведением. Он прибыл в этот далёкий город решать вставшие на его пороге проблемы, а не слушать угрозы в чужой адрес и это хамство, сыплющее как из Рога Изобилия. - Но никак не тех, кто способен огрызнуться. - ещё немного, и Расул вовсе вместе со своей свитой покинет этот зал. И это будет, учитывая сложившиеся обстоятельства, справедливо.
- Вражду мы способны закопать и сейчас, когда нашему общему благополучию угрожают даже не эльфы, но ваш Союз. Сарсонский эмират заинтересован в гильдиях Рубинового города не меньше, чем сам город, а потому агрессия в их сторону будет равнозначна угрозе интересов моей страны. Интересов, которые я, как правитель, буду защищать, - этим Расул ещё раз подчеркнул, что война для его страны не так уж выгодна и желанна, как казалось бы на первый взгляд. Вазир живёт торговлей, он ориентирован на неё, а потому беспричинно вредить собственным партнёрам не станет. По крайней мере, пока гильдии находились в стенах города. - Проблемы, вклинившиеся между нами, вполне решаемы и иным путём, нежели путём кровопролития. Да, ситуация накаляется с каждым мгновением, но все прекрасно видят, как и почему создаётся этот накал. Ты, Беатриция, из-за своей импульсивности, закаляешь не меч, способный принести мир, но меч, вот-вот посеющий раздор. А теперь, - время шло, а вот проблемы так и не решались, и это были прискорбно, - Замолчи во имя мира. Сегодня ты уже достаточно высказалась, - не мешай же нам более.
И, отвернувшись от женщины, эмир обвёл взглядом присутствующих: вадстенца, Глесдвиг, даже косо глянул на гильдийцев, пытаясь уловить их настроения, а после переключил внимание и на совлина. По ходу ещё и вспоминая его имя.
- Каасар! - за время, проведённое в этих треклятых словесных перепалках, значимость пернатого заметно выросла в глазах сарсонца, - Твоё предложение о заключении мира было бы весьма уместно, если бы мы уже взмахнули саблями, однако, храни нас всех Айтхид, мы в мире. И договоры - слова, - к моему глубочайшему сожалению, неспособны сдержать гнев тех, что им ослеплены. Сарсон вынужден отказать тебе в этом, - за словами, подкреплёнными гербовыми бумажками, стояло слишком многое, чтобы сейчас доверять кому-либо. Вчерашний союзник может быть завтрашним врагом: особенно после тех сцен, что разыгрались под сводами этого зала.
И пока что сарсонца всё более напрягало практически полное молчание со стороны Свена, лишь единожды высказавшего недовольство словами Ортеги. Пусть ещё и не дошла его очередь держать слово, однако всем участникам лучше высказаться как можно скорее. Мало ли какие ещё сюрпризы припасены у кого-либо из присутствующих…

+1

9

Каасар замолчал, внимая то безумным крикам Беатриции, то разумным словам эмира, который парировал так, словно перед ним стоял не представитель союза, а девчонка с улицы. Она едва ли знала, как стоит вести себя на подобных переговорах, ведь прямые угрозы и есть самое настоящее объявлением войны. Но признать это у охотника не хватало духу.  Да и зачем здесь тогда Глесдвиг, так известная в Рубиновом Городе, если она ничего не планирует решать? Где та хитрость, которой эта фигура прославилась?
Совлин не мог приложить ума, что начинает происходить, ведь он лишь нейтральный судья, а по факту все вопросы войны взвалили на него. И на эмира. Ортега в упор не хотела их слушать.

– О какой алчности и безрассудстве идет речь, Беатриция? Здесь решается вопрос войны и мира. А ты - Касо не сдержался, перейдя на личности. – Ты вспылила, как только зашла речь о том, что ситуацию можно решить с наименьшими потерями, мирным способом. Но Союз Продвижения благодаря твоему представительству теперь показан агрессором, который не упускает любой возможности зацепиться за слова о развязывании войны. Услышать разум, Ортега, услышь не меня, но великого эмира – для всего Ардо твоя политика будет политикой агрессора. Я не я выставляю тебя в таком свете, но ты сама. В зале для переговоров ты говоришь ужасные вещи, заставляешь присяжных бежать со своих мест, срываешься едва ли не на крик, произносишь угрозы там, где Богиней велено сохранять спокойствие ради земных и небесных благ. Ты жаждешь войны, но не понимаешь, какую цену она возьмет. И не понимаешь значимость Рубинового Города. Мы веха истории. Такая же, как и Союз Продвижения. И мы независимы. Введя войска ты лишь подчеркнешь, что не чтишь чужие законы, - пусть Каасар и старался говорить проникновенно, но понимал, что его слова равносильны клеванию стены и никакого эффекта на Ортегу не произведут.

Однако эмир услышал его, а потому Каасар тут же обратил свой взор на человека, который всем своим видом источал невозмутимость и здравомыслие. И особой печали от того, что договор не удастся, он не испытал. В ситуации с Ортегой стоило бы просто улететь туда, где не будут слышны крики взбалмошной девицы. Ох и воздастся ей, если Союз продвижения когда-нибудь соизволит обратиться к Элизиуму. Она заплатит сполна, если Рубиновый Город будет существовать к тому моменту, в чем Касо сильно сомневался.
Война или не война, а совлину не будет страшно. Крылья унесут его хоть в Сарсон, лишь бы не в Арн-Киэтир. Понятия «родина» для него не существовало, но были «долг» и «служба», которые он нес перед тем или иным государством.  Найдет, куда деваться. Жаль лишь, что придется потерять такое насиженное место.
Или же добиться того, что место Ортеги займет кто-то другой, более разумный кандидат. А вот ее саму мир будет лишь вспоминать, но больше никогда не увидит. Слишком сложно, бездумно и опасно, но порой Касо думал, что такой вариант будет куда проще, как и его последствия.
В мире настанет тишина.

– Мои предложения закончились, великий эмир. И говорить мне сложно. Что толку от слов, которые разобьются о стену непонимания и станут пустым звучанием? Однако лично я и все здесь присутствующие будут рады выслушать ваши предложения, как стоит урегулировать эту ситуацию. Я ведь не единственный оратор, - после этих слов Совлин обвел зал взглядом. С особым вниманием он посмотрел на оставшуюся часть присяжных, в немом молчании заставляя их остаться на месте до конца переговоров. Ведь если сбежит кто-то еще, смысла в этих переговорах не будет. Если из зала и выйдут, то лишь потому, что одну из сторон не устраивает результат, но не от страха перед человеком, который не понимает, в каком положении он находится. 

«Женщины, несведущие в политике – самое большое из всех зол. Ортеге нужен либо разум, либо мужчина, который укротит ее характер и разделит ложе. Либо выпивка».

+1

10

- Ты прав, эмир. Союз угрожает вашему благополучию, если благополучие - это война. - Ответила ему Беатриция уже спокойным тоном. Ее слова сливались с гомоном наблюдателей, но не полностью. Как раз так, чтобы их слышали четыре собравшиеся политические фигуры; После чего перевела взгляд на филина. - А ваши законы только чудом не дают вам перегрызть друг другу глотки. Но, хм, ладно. Если ты думаешь, что знаешь, что делаешь - делай. Но не забывай, что я все еще здесь.
С этими словами Ортега презрительно фыркнула, и, скрестив руки у груди, села на место. Заметив, что возмутительница спокойствия замолчала, понемногу начали стихать и присяжные наблюдатели, похоже, как решившиеся покинуть Город, так и передумавшие.
- Итак. - Взяла слово Глесдвиг. - Свен, Ваша очередь высказаться. Насколько я помню, из-за трагической кончины Клаусса фон Бельмонта, Вадстенская Империя желает выплату. Не могли бы Вы обозначить размер этих выплат?
Медленно поднявшись, посол Севера деловито отряхнул рукава своего одеяния, и, слегка вздернув нос, достал откуда-то из-за пазухи свиток с алой императорской печатью. Многие из присутствующих наблюдателей, а также Глесдвиг и эмир, наверняка знали, что это - печать Аннетрис фон Бельмонт, наличие которой, как правило, не предвещает ничего хорошего в послании.
- "Я, Аннетрис Катрин-Штрассе фон Бельмонт, единовластная правительница Северных земель, единственный монарх-наместник Вадстенского Королевства, императрица Вадстенской Империи и всех к ней прилежащих колоний, хозяйка Северного Океана и сюзерен Северного Ордена, в связи с гибелью моего сына на территории вашего государства, требую выплаты в размере трех тысяч золотых монет, а также ужесточения торгового режима с Орочьим Собором, с последующим его исключения из торговых договоров Рубинового Города. При несоблюдении данных условий, выплата Вадстену может превратиться в полноценную контрибуцию. Решайте сами". Конец письма.
Закончив торжественную декламацию, Свен положил развернутый свиток на стол перед собой и выжидающе взглянул на Глесдвиг. По лицу Ортеги поползла предательская, мерзкая ухмылка. Но пока что она молчала, обещала же ведь.
- Прекращение торговли с орками... С чем связано это требование? - Уточнила Глесдвиг задумчиво; наблюдатели же слова решили не брать. Им тоже не нравились орки, и, как им казалось, сейчас есть отличный повод выкинуть их из Города.
- Как вам известно, Орочий Собор находится в состоянии войны с Вадстеном. - Ответил имперский посол. - А значит, лишение орков помощи Рубинового Города будет означать полноценную помощь империи. Прекратив поставки товаров из Рубинового Города, вы создадите перевес в этой войне в нашу пользу, что не только загладит вашу вину перед Вадстеном, но и будет означать начало плодотворных союзнических отношений.
- Тина. - Негромко обратилась Глесдвиг к сидящему рядом совлину. - Он хочет лишить орков лечебной тины. Мы можем мгновенно скинуть с шеи Вадстен, вот только оркам это не понравится. Начнутся восстания на территории города. А в самом Соборе сотни и тысячи будут умирать от болезней. Я не знаю что ему ответить.

[AVA]http://s7.uploads.ru/C9mka.png[/AVA]
[STA]Steampunk Girl[/STA]
[NIC]Беатриция Ортега[/NIC]

+1

11

Столь же, сколько и импульсивна, Беатриция была ещё и упряма. Именно благодаря этой черте многогранного характера она продолжала гнуть свою линию и, несмотря на совсем недавние угрозы в адрес Рубинового города, выставлять агрессорами других. Эта женщина не только страшно раздражала эмира своим поведением, но и сильно мешала ему. Неожиданными, казалось бы, безумными заявлениями она весьма умело пыталась спутать карты, создать помехи и грубо, с силой оттянуть чашу весов на сторону богов войны.
Жаль лишь, что к алтарю этих богов намеревались поднести не только Рубиной город, над которым уже занесено сразу несколько готовых рубить мечей, но и другие государства, точно так же ставшие жертвами. Невольными жертвами, вынужденными теперь делать то, что они делают.
"- И в случае удовлетворения запросов Вадстена, Рубинник породит новые проблемы для всех нас. Югу придётся несладко."
Эмир молчал, наблюдая за Глесдвиг: чужое право на высказывание он уважал, что и не позволяло ему комментировать ситуацию, мешая. По крайней мере, пока не встанет явная угроза для оберегаемых интересов Сарсона или для него самого. С другой стороны, складывающаяся ситуация может вынудить Орочий Собор на более тесное сотрудничество со своими ближайшими соседями, что также может перетечь в прямую выгоду. И, если действовать осторожно, можно миновать и негодование со стороны северян. Они и так, удайся эта авантюра с поставками тины, выиграют много. Слишком много за гибель одного человека.
Эмират же не соизмеряет материальные богатства с собственными наследниками. Сарсон примет откуп только в случае войны и лишь в виде контрибуции, смело диктуя проигравшей стороне свои условия да прикрывая собственных торговцев, давая им свободный путь на чужой рынок. И не иначе.
Однако это совершенно не означает, что Расул не потребует платы за произошедшее - ни приближенные, ни знать, ни простой народ не позволят ему отступиться. Им тоже нужна жертва. Просто в отличие от требований Вадственской Империи, условия Сарсонского Эмирата будут… Несколько иными. И неудовлетворение им будет иметь последствия.

0

12

Услышав молчание эмира и все карты, взваленные на него, совлин молчал. Было тяжело дать ответ. Теперь он окончательно понял, что женщина во главе империи – зло. Но Касо сам был из Вадстена, а потому не понаслышке знал о тех дурных мыслях, царящих в головах людей. А теперь, как оказалось, еще и у правящей верхушки. Но хотя бы думать стало гораздо легче, ведь Ортега, наконец, замолчала, хоть и напоследок умудрилась высказать эмиру свою точку зрения. Видимо, она у нее была на все.
А у Аннетрис был нездоровый политической аппетит. Заплатить нужную сумму Рубиновый Город мог. Наверняка, даже больше нужного, но какой император будет диктовать такие условия? Впрочем, пока именно это позволяло Рубиновому Городу оставаться на плаву. Да и Ортега довольно улыбалась, когда речь шла о таких условиях. Она наверняка не ожидала, что Каасару, по большому счету, плевать на судьбу орков. Доход Рубиновому от них был не так уж и велик.

– Восстания мы подавим, это торговый город, а не военный, больших волнений не ожидается. А судьба Собора мало интересует лично мою душу, Глесдвиг. Но если вы выступаете за интересы Рубинового Города, то последнее слово останется за вами, - Касо выдержал паузу, прекратив нашептывать на ухо Наместнице, а после этого обратился к залу. – Сейчас представитель Рубинового Города решит, стоит ли предложение Аннетрис того, чтобы его принимать. Однако я спешу предупредить, что в случае ее соглашения Вадстен будет обязан оказать нам помощь в борьбе с волнениями на территории Рубинового Города, так как непосредственно через наш отказ Собору осуществится план вашей Императрицы. Если же не сделать этого, орки могут с легкостью завладеть пунктами поставки водорослей. Даже учитывая их внутриполитическое состояние, близящееся к гражданской войне, Рубиновому Городу нужна будет защита. Гарантии. Если эта война послужит поводом для начала союзнических отношений, то пусть они начнутся с того момента, как Рубиновый Город примет условия Вадстена. Если примет, - после этого совлин перевел взгляд на человека, ответственного в этих переговорах за Рубиновый Город. Ему это бремя ни к чему, Глесдвиг являет власть, вот пусть она и будет ответственна за такое решение. В конце концов, Элизиум – лишь нейтральная организация, которая предлагает и оспаривает доводы, а также предлагает заключение мирных договоров. Объявлять же войну Каасару никто не позволил. Как и соглашаться на договоры с главой империи.

Его решение было в какой-то мере жестоким, ведь Вадстен просил слишком много. Но ведь Рубиновый Город расторгает всего лишь торговые поставки, никакие претензии Орочий собор не смеет предъявлять. А если победит в войне – сами губернаторы обратятся к нему с выгодными предложениями. Итог – лишь дело времени.
Остается решить вопрос с Сарсоном. И если тот поддержит орков, то совершит большую ошибку, ведь доподлинно неизвестно, победит Вадстен или проиграет в войне. Так или иначе, одна держава ослабнет, и ее будет легко «накрыть». Арн-Киэтиру, впрочем, тоже, но здесь никто не желает слушать предложений о мире, все хотят жить войной. Жить и умирать. Глупая человеческая логика. Однако что Каасар мог противопоставить ей? Итог он уже понял. И смирился. Остается плыть по течению, потому что все остальные варианты заведомо обречены на провал.
Мир сошел с ума. Он за это и поплатится.

+1

13

- Вы заставляете принять нас достаточно сложное решение, Свен, - вздохнув, ответила Глесдвиг, поднявшись с места. После чего объявила:
- Объявляется перерыв. Продолжение переговоров продолжится через двадцать минут. А за сим прошу всех покинуть зал.
Недовольные тем, что их заставили встать, главы гильдий загудели, но послушно поднялись и направились к выходам. К слову, до двери за спиной Ортеги было ближе, но пошли все к двери за спиной эмира, по понятным причинам.
Последним из зала выходил посол Вадстена, в дверном проеме столкнувшись с эмиром.
- Надеюсь, наши "недопонимания" с Городом не вызовут проблем у эмирата, - достаточно холодным тоном выдал Свен, жестом руки уступая белоголовому дорогу.
...
- Вы недооцениваете орков, охотник, - когда она с совлином осталась наедине в большом зале переговоров, задумчиво продолжила Глесдвиг, глядя куда-то в точку перед собой. - Это десятки тысяч отборных, яростных солдат. Мы не сможем противостоять им без помощи северян, но... Вы ведь жили в тех землях? Как думаете, они будут соблюдать условия соглашения, если им помочь? Орки не нападут первыми, так как не умеют добывать и обрабатывать компоненты рубинового эликсира. А вот Вадстен... Наверняка с этим справится. Поэтому я даже не знаю, кого нам следует бояться больше.
...
За стенами зала переговоров к эмиру присоединилось несколько лояльных гвардейцев-телохранителей, оберегая его от любых возможных напастей. Впрочем, ничего недоброго на горизонте видно не было. Лишь толпы дворян и аристократов, которые уже позабыли о серьезности обсуждаемой проблемы, во всю уплетая за обе щеки расставленные на длинных деревянных столах вкусности, пряности, запивая их вином и водкой.
- Пламенная речь! Мне нравится, как Вы отстаиваете интересы эмирата не смотря на открытые угрозы со всех сторон.
Женский голос, раздавшийся где-то в трех метрах за спиной эмира, принадлежал главе алхимической гильдии "Кот в шляпе" - Йохевед Розалии. Женственная тонкая фигурка, бледная кожа, темная тушь и полуприкрытые, словно от недосыпа, веки. Кудрявые черные волосы. Лично эмир с ней не встречался (как и она с ним, очевидно), но наверняка он мог о ней слышать, а уж она о нем - подавно.
- Позвольте представиться, я - Йохевед Розалия. "Кот в шляпе". - Женщина подошла ближе, на что гвардейцы эмира тут же положили руки на рукояти мечей. Подобный жест Йохевед не прокомментировала, но и испытывать судьбу не стала.
- Возможно, мы с Вами можем помочь друг другу. И я говорю совсем не о коммерции или деньгах. Не желаете встретиться после переговоров, великий эмир? Я знаю, чего Вы хотите больше всего, и я готова с радостью это предоставить.
На ее лице нарисовалась кокетливая улыбка. Впрочем, учитывая усталый и сонный внешний вид женщины, эта улыбка была похожа скорее на оскал акулы, нежели на жест вежливости.

[AVA]http://s2.uploads.ru/ZFYfE.png[/AVA]
[NIC]Глесдвиг[/NIC]

+1

14

И вновь с завидным упорством оттягивалось главное. Вполне естественно, что принятие окончательных решений будет проходить ещё тяжелее, чем до прочтения письма от императрицы Вадстена, но и так было потрачено слишком много времени. Оно бесследно ускользало, подобно воде, не желающей задерживаться меж сомкнутых пальцев.
Ещё двадцать минут ожидания. Ещё и ещё.
Лишь вздохнув, Расул поднялся со своего места, чтобы в сопровождении немногочисленной свиты покинуть зал, но у самого выхода судьба столкнула их с северянином. - Грядущее закрыто от наших глаз, и нет ничего более презренного для Природы, чем пытаться в него заглянуть. Но уверяю тебя, почтенный посланник Севера, если они и вызовут проблемы, - как дипломат, ты узнаешь о них одним из первых, - и, не желая более задерживаться, мешая выйти остальным, эмир направился в другой зал, где его тут же окружили Ястребы. Обращение на “ты” - не есть принижение достоинства собеседника, ибо сарсонцы и вазирцы обращаются так к любому человеку, невзирая на его происхождение и место, занимаемое им в обществе.
Гвардейцы аккуратно, одним своим появлением в поле зрения других людей, расчищали путь для своего правителя и его приближенных, что вполголоса перешёптывались, обсуждая ход переговоров. Расул целенаправленно не вслушивался в их разговор, однако до него долетали обрывки фраз, по которым он и судил о сути: свита была недовольна действиями других государств. Даже возмущена, что, впрочем, и не было удивительно. Не одни они негодовали всей душой.
- Пламенная речь! Мне нравится, как Вы отстаиваете интересы эмирата не смотря на открытые угрозы со всех сторон, - женский голос, раздавшийся откуда-то из-за спины, вынудил эмира обернуться, а воинов, сопровождавших его, насторожиться. Пусть говорившая и не выглядела как потенциальная угроза, однако для Ястребов это роли не играло - они должны ждать удара отовсюду.
Разумеется, она знала, к кому обращалась, а потому представляться эмир не стал, лишь чуть поклонившись, отдавая дань традициям. - Раз воочию увидеть главу гильдии, слава о которой дошла до берегов Вазира, - однако предложение Розалии не вызвало у сарсонца особого интереса: оно было похоже более на обманку. По крайней мере, пока он не знает цели данной встречи. - Хотелось бы узнать о подробностях - хотя бы тень от них. Время в последнее время - слишком ценно, чтобы не знать, на что ты намерен его потратить.

+1

15

– Я никогда не жил в Соборе, лишь единожды бывал там по торговому поручению. Но это все не так важно. Вы правы, и орки действительно сильны, но сейчас у них серьезные внутренние проблемы, как я и говорил. И всем нужно опасаться, чтобы они не решили объединиться под общей угрозой. Наши охотники всегда твердят, что двуглавую змею рассекают надвое. Но сейчас стоит бояться не этого. Угроза Рубинового Города – Вадстен, и либо мы принимаем сторону севера, либо сторону разрозненной державы.
Да и с чего оркам объявлять нам войну? Из-за отказа в поставке водорослей? Это политика, Глесдвиг, и хоть я не отношусь к числу тех, кто в ней хорош, но четко знаю – подойдут все методы. В любом случае, Рубиновый Город может снизить поставки до минимальных. Оркам этого все равно не хватит. А Вадстенская Империя будет думать, что мы почти полностью прекратили поставку. Это ведь может занять некоторое время, для расторжения торгового договора требует участия обеих сторон. Таким образом, мы не испортим отношения ни с Орочьим Собором, ни с северянами. Единственное, что меня смущает во всей это ситуации – то, как Рубиновый Город пытается балансировать между двух клинков. И рано или поздно он соскользнет. Сейчас мы можем оттягивать неизбежное, но потом придется четко выбрать, чью сторону мы принимаем
, - совлин в раздумьях приподнял уши, чуть зажмурившись. Он говорил негромко, так, чтобы услышать его предложение могла лишь Глесдвиг, сидевшая в шаге от Кааасара.

Все эти решения начинали его угнетать, потому что ответить верно или неверно было нельзя. Все слова звучали как каменные, с одним тоном, не повышая или понижая голос. Филин даже последовал примеру Глесдвиг, замерев на месте и не изредка моргая, будто бы пытаясь разглядеть что-то в этом гнетущей тишине зала, где слышалось только эхо его собственного щелканья клювом. Совсем тихое. Каасар даже не заметил, как начал это делать.

– Думаю, нам тоже не помешало бы развеяться пару минут. Разговоры утомляют не меньше, чем военные действия. Нам ведь еще предстоит услышать слова эмира Сарсона, Беатрицию, окончательное решение Свена и ваше. Так что этот день принесет нам много сюрпризов, - после финальной речи филин лениво расправил крылья и сделал ими пару взмахов. Он не собирался никуда лететь, лишь хотел немного размять затекшие косточки. Разве что из уважения к Глесдвиг Касо спрыгнул на пол, чтобы не затрясти перьями и пухом Рубинового Наместника. По залу же эхом разнесся щелчок от удара когтей с твердой поверхностью.

Наверняка за стенами зала сейчас происходило что-то интересное, однако вмешиваться в очередные политические дебаты Каасар не собирался. Он был достаточно утомлен и этими. Разве что на минуту отправится сказать пару слов сарсонцу в надежде договориться в немного неформальной обстановке. Сразу после того, как решит все вопросы относительно судьбы Рубинового Города.
А может время и не позволит ему решить ни один из этих вопросов.

+1

16

Действительно, развеяться не мешало бы. Вот только исполняющая обязанности наместника этого не хотела. Она представляла, в какой ярости будет Элисмария, когда вернется в Город из своего похода, если ее заместительница угробит мир и покой золотой столицы запада... Глесдвиг хотела победить в этой неравной дипломатической схватке, даже если цена победы будет высока, а манера игры - очень грязной
- Постойте, охотник, - "выпав" из состояния задумчивости, окликнула женщина спрыгнувшего на пол совлина, словно только что до чего-то додумалась. - Мне кажется, я знаю, как решить эту ситуацию, но для этого мне понадобится помощь Элизиума. Точкой сотрясения является Ортега и ей, как и эмиру, нужны гарантии того, что виновные будут наказаны. Они хотят видеть виновника, но, похоже, собственного расследования они проводить не будут. А это значит, что виновником может стать кто угодно.
- Даже невиновный... Создание козла отпущения во благо десятков тысяч жизней. Как парадоксально!
- Я найду того, кто притянет к себе взгляд, чтобы не началась война. А Элизиум найдет того, кто за это ответственен на самом деле. В этом вопросе я готова предоставить охотникам всю необходимую материальную и информационную поддержку, однако это должно остаться между нами. Что скажете?
Глесдвиг прищурилась и нахмурила лоб, ожидая ответа птицы. С одной стороны, если Элизиум откажется, она прибегнет к помощи других шпионских сетей и гильдий. С другой стороны, никто, кроме Элизиума, не будет так надежен в сохранении тайны... А ведь от этой тайны может зависеть судьба крупнейшего города Ардо.

[AVA]http://s2.uploads.ru/ZFYfE.png[/AVA]
[NIC]Глесдвиг[/NIC]

0

17

Благословенная Камелия, как же прекрасен этот день - мог сказать орк еще утром, если бы имел привычку на пафосную болтовню наедине с собой. Отношения с городом-драгоценностью в котором орк в последние полтора года провел больше времени, чем в Дул-Тораге, становились все лучше и лучше. Еще немного - и можно было бы попытаться склонить Рубин на свою сторону в войне против Вадстена.
Прекрасный тому знак - визит главы Рубинового города, леди Элисмарии.  Да, она не смогла задержаться в орочьей столице надолго, вынужденная контролировать развивающийся семимильными шагами город-государство, и потому пришлось перенести оставшуюся часть переговоров и обсуждение соответствующих сделок обратно, на территорию тиноедов. В качестве дипломата от Собора поставили, как это часто и происходило, ветерана словесных баталий, многоопытного искусителя и просто очень ответственного во всем, кроме половой жизни, торага именем Хор. Путь в город-государство не был труден, не возникло никаких проблем, даже дорога через Пустыню и вечно озлобленный Ушнарк не вызвала никаких затруднений. Хор уже предвкушал удачный договор, что поведет за собой повышение поставок тины, вкус местного вина и вечер в приятной компании, но, похоже, работать придется весь день.
Чуть было не ругнувшись со всей пошлостью и грязью при даме, мужчина, узнавший о внеплановом совете и о присутствии на нем доброго соседа-эмира и мерзкого вадстенского крысеныша, раздраженно скрестил руки на груди. Гнев его спутницы, почтеннейшей Рубиновой Наместницы, был виден куда сильнее, но оба были готовы действовать решительно. Ряженный, по погоде, в черную рубаху, темный плащ с откинутым капюшоном, штаны крепкой кожи и пару хорошо сбитых сапог, Хор отсчитывал шаги до места заседания и мрачно просчитывал варианты. Очевидно, что подсвечниковая нация хотела выдвинуть свои ультиматумы Рубиновому городу, слишком их вождь (мало того, что самка, так ещё  и, балованное дитятко получила свой титул за так - у северян, наверное, годам к пяти полностью вымораживается мозг, раз они согласны жить в такой тирании) нахальна, импульсивна и предсказуема в своей агрессии. Прибытие Эмира, как и поспешность переговоров, увы, остались для торага загадкой. Зала, служившая проходом в переговорную, оказалась набита битком, словно рынок. Ну, по орочьим меркам, по крайней мере. Типичное положение для Рубина, но не для таких его слоев. Постоянно чертыхаясь, извиваясь и стараясь не кого не задеть, попутно извиняясь перед уже замеченными северянами, орк, не успевший приметить никого из интересовавших его личностей, покорно прошел за леди Элисмарией в залу, хотя едва ли должен был этого на самом деле делать. Переговорная оказалась почти пуста - в ней стояли лишь  полузнакомый орку совлин (сову ведь на переговоры просто так не пустят, да?) да леди Глесдвиг. Понимая, что расхищение чужих тайн - грех перед Аграмантом, а так же вопиющее нарушение хода чужих разговоров, тораг, отлично сознающий свою позицию на территории жемчужины Запада, покинул залу в вежливом поклоне да прислонился к стене, высматривая необходимых ему чужеземных гостей этого места.

Отредактировано Хор (2017-07-24 17:08:04)

+2

18

Каасар внимательно выслушал слова Глесдвиг, которая решила сказать что-то и впрямь важное за этот день. Пожалуй, даже слишком важное.

– Думаете, я вам откажу? Нечто подобное мной упоминалось уже сегодня, но то, что вы даете право Элизиуму решить проблему – самое верное из всех решений. У нас есть некоторая информация на этот счет, так что понадобятся лишь время и усилия, - филин сделал еще пару шагов, а затем взлетел и снова занял место подле наместницы. – Не волнуйтесь. Виновный или невиновный – всякий, кто будет причастен к случившемуся хоть как-то, понесет суровое наказание. Я лично ручаюсь перед вами, что главный инициатор проблем будет доставлен в Рубиновый Город. Живым. Иначе кто нам поверит? – охотник сделал вид, будто охота на людей для него является делом привычным. Весь все одно – мешок с мясом и костями. – Эти слова не покинут стен зала, Глесдвиг. Можете быть уверены.

Касо задумчиво взглянул в широкое окно, из которого в зал попал свет. Все его мысли сейчас были о возможных исходах сложившейся ситуации, но какой лучше, а какой хуже для Рубинового Города – совлин не мог дать оценку. Будь он даже профессиональным политиком, это не помогло бы разобраться во всей сложившейся ситуации. Слишком сложно.
Но всем идеям Каасара было суждено исчезнуть с громким дверным скрипом, в котором появилась женщина, известная Рубиновому Городу как Элисмария, и некий орк. Второй особенно не понравился совлину, Орочий Собор немного не вписывался в планы охотника, но показывать свое недовольство было нельзя. Филин лишь внимательно продолжил следить за разворачивающимися событиями. И радоваться тому, что все самое важное они с Глесдвиг успели обсудить гораздо раньше прихода неожиданных гостей. Правда, клыкастый поспешно удалился, что позволило Каасару успокоиться.

– Леди Элисмария, рад встрече. Такое мероприятие не могло обойтись без вас. Но что здесь делал орк? Посол от Собора? С таким опозданием? – в недоумении  спросил Касо, стараясь выразить свою удивление через изменение интонации. Со своей «птичьей» мимикой иначе это было сделать почти невозможно. – Мне чего-то не сообщили о смене планов в сегодняшних переговорах?

+1

19

- Я надеюсь на это, - со вздохом, молвила Глесдвиг, приподнимаясь с места. - Я постараюсь выиграть Элизиуму как можно больше времени, однако я не могу рассчитывать на терпение этой троицы.
Под "этой троицей" она подразумевала эмира, Ортегу и Свена.
- А теперь, пожалуй, нам действительно пора сделать перерыв, - на губах женщины нарисовалось подобие полуулыбки.
Как вдруг, двери в зал переговоров резко отворились.
...
- Уверяю Вас, уважаемый владыка Юга, - Йохевед улыбнулась уголками глаз, что было едва-заметно из-за обилия под ее глазами черной туши, - Хоть я и не имею веса на политической арене, я смогу заинтересовать Вас... Пролив свет на то, кто повинен в болезни Вашей прекрасной дочери.
Где-то вдалеке, в конце коридора послышались шаги закованных в броню людей. Поднялся гул. Главы гильдий стремительно подорвались с мест и всей своей нездоровой толпой, словно бедняки - за едой, рванули к идущей Наместнице.
- До встречи, владыка Юга. Ele Yvette-Lothar.
Поток спешащих торговцев, вместе со своей свитой, - вельможами, партнерами, распорядителями и охранниками, казалось, накрыл Йохевед с головой. Однако стоило последнему присяжному наблюдателю пройти мимо эмира и его стражи, как от темноволосой женщины уже и след простыл.
...
Элисмария же была очень недовольна. Устроить за ее спиной съезд всех политических деятелей мира - это надо было постараться. И сейчас, приехав на родину, она собиралась навести порядок.
Гвардейцы в алых плащах и броне создали вокруг женщины защищенную зону, не подпуская к ней и ее спутнику-орку ближе чем на пару метров абсолютно никого, расталкивая торговцев и их прихлебателей. Уверенными шагами Наместница шла в зал, где сейчас, по ее сведениям, находилась Глесдвиг с главой Элизиума.
Распахнув широкие двери, женщина, в похожей на корону диадеме, вошла внутрь полупустого зала переговоров, окинув очень живописным и многозначительным взглядом свою преемницу.
Леди Элисмария, рад встрече. Такое мероприятие не могло обойтись без вас. Но что здесь делал орк? Посол от Собора? С таким опозданием? Мне чего-то не сообщили о смене планов в сегодняшних переговорах?
Не менее свирепого взгляда удостоился и Каасар из Элизиума. Однако поняв, что птица здесь, скорее всего не при чем, Элисмария чуть смягчилась, кивнув ему в знак приветствия, переведя взгляд на Глесдвиг.
- Какое совпадение. Ведь меня тоже не оповестили о начале переговоров такого уровня. Не желаешь объяснить мне что здесь происходит?
Глесдвиг нахмурилась, явно растерявшись.
- Здравствуй, но... Я... Могу поспорить, что отправила посла в Собор... И, кажется, даже не одного. Еще две недели назад.
- Очень интересная история, - фыркнула Наместница. - Потому что ни один посол не достиг Собора. И не оповестил меня. - Она обернулась, взглянув на уходящего в коридор орка. - Господин Хор, пожалуйста, не уходите пока что. Не могли бы Вы помочь нам решить небольшую проблему? И не подскажете ли, приходили ли в Собор какие-либо послы за последний месяц?

Очередность постов:
Хор, Расул, Каасар, Айтрис.

[AVA]http://s8.uploads.ru/mVaiY.jpg[/AVA]
[STA]Закон вернулся[/STA]
[NIC]Элисмария[/NIC]
[SGN]

Внешний вид

http://s5.uploads.ru/2mEBF.jpg

[/SGN]

+1

20

Похоже, планы на поиски потенциальных жертв орочьего обращения и, что не менее важно, несколько молитв перед возвращением к официальным переговорам, накрылись медным тазом. Тораг развернул сначала голову, а рука, опустившаяся в карман за орлом и маленьким железным треугольником, быстро покинула его с одной только монетой в руке, и когда бурокожий повернулся всем телом, святой символ владыки стяжателей приятно холодил сжатую руку прикосновением металла. Надо было положиться хотя бы на "колдатово" чувство лжи: когда даже считавшийся самым полезным и достойным, пускай и потенциальтным, союзник норовит предать и быстренько по-интригански заключить договор с мерзкими северянами, никто не будет лучше, чем бог честной борьбы и здоровой конкуренции на равных условиях.
- Всё, что пожелаете, леди Элисмария, - ответил с коротким кивком представитель Собора, вернувшись в залу. Что именно могло быть небольшой проблемой? Только расчёт дипломатов? Помассировав свободной рукой висок, Хор взял ответ и начал говорить, что знал:
- Были ваши люди три недели назад. Договаривались об условиях вашей встречи с Вождём. Затем были люди от Эмирата... И это всё. Могу я ещё чем-либо помочь?
Орк смотрел на леди Глесдвиг почти безразлично. Он не ждал подвоха от этого губернатора. Она никогда не любила играть по-грязному, всегда предпочитая идти мирным путем "удушения" своих жертв в мешках с деньгами. Но сейчас, очевидно, что-то пошло настолько не так, что она решила организовать такие переговоры в отсутствие леди Элисмарии и посла от орков. А ведь приватная сделка с северными крысами, тем более, совершенная при всех нынешних условиях, наверняка обязует Рубин поддерживать отмороженных подсвечников в войне. Нет, такого Хор допустить не может. И, собственно, допускать не станет.

+2

21

Нет, всё же что-то было в этих северянах такое… Своеобразное. Притягивающее, располагающее, но в тот же момент отталкивающее и обжигающее, словно раскалённый металл, завораживающий своим красивым ярким свечением. В чём-то они даже были похожи на южан, - наверное, в своём стремлении примерить тысячу масок во имя ситуации, оставаясь самим собой, но всё-таки ими не являлись. И именно это давало повод не доверять ни одному из представителей Севера.
”Вот как…”
И, если внутри у эмира всё сжалось, стоило женщине надавить на самое больное и уязвимое в данный момент, то внешне сарсонец постарался оставаться спокойным и невозмутимым. Нет, он он приложил к этому все свои силы. Лишь бы не дать слабину: не перед этой женщиной. Не перед кем-либо в стенах Рубинового города.
- Что же, в таком случае, мы можем уделить друг другу время, - разумеется, если переговорам будет суждено окончиться миром, а не объявлением войны прямо в зале заседаний. - Надеюсь, этому не помешает присутствие моих людей. - заранее пресекая попытки оставить эмирскую охрану где-то в стороне, успел проговорить сарсонец, прежде, чем женщина растворилась в резко нахлынувшей толпе. Почти вся людская масса, ранее рассредоточившаяся по помещению, теперь устремилась к массивным дверям зала, где велись переговоры. Кто-то из свиты шепнул, что явилась наместница Элисмария, да ещё и в сопровождении посланника от Орочьего Собора.
Всего два новых лица в происходящем действии, но какой огромный скачок к возможной войне! Однако, если то будет угодно Айтхид, то они, смертные, уже ничего не смогут поделать…
Не торопясь, в отличие от подавшихся вперёд гильдийцев, эмир выждал, пока большая часть из них, подобно насекомым, облепит одного из своих правителей, после чего оглядел заметно опустевшее помещение, отмечая, кто так же остался в стороне. И лишь после этого двинулся к дверям в сопровождении гвардейцев, обеспечивающих не только безопасность, но и свободное перемещение южанина.

+1

22

- И вот, - стоило орку закончить, тут же продолжила Элисмария, скрестив руки у груди и сердито буря взглядом Глесдвиг. - Где же они теперь? Почему я не знаю ни о чем из того, что ты делаешь?
Исполняющая обязанности наместника замолчала, а сама наместница лишь шлепнула себя по лбу ладонью, помотав головой.
Примерно в один момент в зал переговоров вернулся лидер Сарсона - эмир, Беатриция Ортега и посол севера. Гвардия Рубинового Города, появившаяся вместе с Элисмарией, не давала пройти никому, кроме дипломатов или самих лидеров крупных держав.
- Хор, - выдохнув, обратилась она к орку-послу, - прошу, займите место где-нибудь в зале. У нас намечается очень интересное разбирательство, в котором я предлагаю принять Вам участие.
Конечно же, несмотря на вежливость и относительное спокойствие наместницы, от предложения ее вряд ли можно было бы отказаться. Нет, конечно, можно, но... Тогда козлами отпущения мгновенно станут орки. И пропавших послов, и отраву, - все свалят на них.
Просто потому что нужно что-нибудь на кого-нибудь свалить.
- Эмир Расул, - на губах наместницы на мгновение проскочила полуулыбка, однако потом ее лицо вернуло обратно свое серьезное выражение. - Пожалуйста, вернитесь на место. В сим непростом деле обнаруживаются все новые детали.
Ортега, идущая за Расулом, особо приглашения не ждала, как и Свен. И посол Вадстена, и Союза вернулись на свои места друг напротив друга. Глесдвиг также знала, что сейчас ее попросят уступить кресло судьи, а потому, она присоединилась к Хору, устроившись где-то на месте присяжных заседателей, которых сейчас по воле наместницы не пускали в зал.
- Сейчас я предлагаю отложить факт отравления уважаемых персон на иное обсуждение, - поднимаясь по деревянным ступенькам на место Глесдвиг рядом с Каасаром, молвила Элисмария железным голосом, выдающим ее серьезный и твердый настрой. - Потому что я ясно вижу факт ничего иного, как диверсии.
Усевшись в кресло наместницы, женщина глубоко выдохнула. В отличии от Глесдвиг, в Элисмарии чувствовалась жесткость: в ее походке, речи. Даже Ортега понимала, что не стоит раскрывать рта, пока ей не разрешат. А такое влияние многого стоит.
- К переговорам присоединился представитель бронзовых орков - Хор, - Северянин презрительно фыркнул, да так громко, что наместнице пришлось на мгновение прервать речь. - Попрошу оставить ваши войны где-нибудь за этой дверью. Также, надеюсь, все знают, кто я такая.
Вопросов не последовало.
- Итак... Тогда начнем. Господин Хор, расскажите, пожалуйста, все о послах Рубинового Города в Соборе. Это важно и я даже объясню почему. Судя по всему, послы, которых отправила в Собор Глесдвиг, чтобы оповестить меня о начале этих переговоров, туда не дошли. И сейчас необходимо понять, они туда не дошли по чьей-то вине, или Глесдвиг просто "слегка приукрасила" реальность, и на самом деле послов никаких не было.

[AVA]http://s8.uploads.ru/mVaiY.jpg[/AVA]
[STA]Закон вернулся[/STA]
[NIC]Элисмария[/NIC]
[SGN]

Внешний вид

http://s5.uploads.ru/2mEBF.jpg

[/SGN]

0


Вы здесь » Ивет-Лотар » Настоящее время » Г1.Ч1.Э4. Предвестники Войны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC